?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: религия

Уфимская архиерейская слобода. Всехсвятская церковь.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas



Склон горы между Наместническим домом, и рекой Белой стал застраиваться жилыми домами ещё с конца XVIII века. После учреждения Уфимской епархии здесь поселились служащие Архиерейского дома, и слобода получила название Архиерейской. Несмотря на близость к центру, она считалась одной из самых бедных и неспокойных в городе.

Так в 1877 году уфимский публицист М.В. Лоссиевский, в корреспонденции в столичную ”Русскую газету” писал: Один из наиболее опасных, а потому и требующих надзора полиции по праздничным вечерам, пунктов есть место против театра, в так называемой Архиерейской слободе, глубокий овраг19, который, спускающийся до р. Белой, служит очень удобным убежищем для темных субъектов: ограбил, избил и свалился в овраг кубарем – поди ищи молодца”20.  

В1883 году в одном из писем к К.П.Победоносцеву епископ Никанор сообщал: ”Архиерейский дом стоит на обрыве, над рекой. Как раз под обрывом, на берегу р. Белой, раскиданы бедные лачужки, в которых проживали некогда штатные архиерейские служители; отчего эта слободка и ныне слывет под именем ”Архиерейской”. Наши келейники, прислуга имеют и ныне там постоянные знакомства и знают все, что там делается. В прошлую Пасху, рассказывают, - ужасное дело: муж нашей прачки и еще один молодой человек среди бела дня изнасиловали девушку, случайно прибывшую сюда, на праздник Пасхи; кажется, они же убили старую женщину, старую горничную старых бар, пришедшую сюда в гости, набив ей рот глиной. Я тогда же, при случае сказал это губернатору Н. П-чу. Удостоил промолвить слово совершенно равнодушно: ”Пустое, - говорит, - пьянствовали вместе и разодрались… Старуха опилась де” и т.п. Эти герои были на свободе до последних дней. По возвращении из поездки по епархии слышу: эти же два свободные героя ночью, в парке, около самого Архиерейского дома, напали на ночной обход их пяти человек и изранили жандарма, который поступил даже в больницу. В то же время, - никогда небывалое дело, - наш Архиерейский дом четыре раза подвергался нападению воров, которые два раза произвели взлом замков, дверных скоб и дверей. В первый раз ломились ночью к эконому-диакону, который находился дома и два раза выстрелил из пистолета, угрожая смертию разбойникам. Те ушли, едва уже не высадив и вторую дверь, за которую укрылся стрелявший эконом. Теперь мы от защиты от ночных разбойников купили для дома пол дюжины пистолетов21.

Среди серии фотографий Уфы, сделанных в 1885-1887 гг. для собрания французского географа Жана-Жака Элизе Реклю сохранился, первый из известных, снимок Архиерейской слободы. На нём, кроме множества домиков в беспорядке лепившихся на склоне горы видна дубовая роща, спускавшаяся от Архиерейского дома почти до самого берега Белой.

В 1898 году попечением епископа Иустина (Полянского) в Архиерейской слободе - в так называемых Дубничках (в XIX веке этот топоним в большинстве случаев писался не “Дубнячки” как сейчас, а “ДубнИчки”) была выстроена небольшая деревянная Всехсвятская церковь. Обстоятельства ее сооружения были описаны самим преосвященным в небольшой статье, напечатанной в ”Уфимских епархиальных ведомостях”.

Весной 1897 года, я однажды ходил в своей дубовой роще, лежащей на скате горы - от Архиерейского дома к реке Белой. Спустившись с горы вниз, я увидел одно не заросшее лесом место. Стоя на этом месте, я посмотрел на право, налево и к реке. Место, со всех этих трех сторон, было окаймлено убогими хижинами бедных жителей, принадлежащих к городу Уфе.

       Все городские церкви были далеко от этих бедняков. И я невольно подумал: как они - зимой и в грязь – взбираются на эти крутые горы, что бы сходить иногда в церковь помолиться? Ответ был один: весьма неудобно и трудно: потому, быть может, и ходят редко, а то и совсем не ходят… Понятно, какою тяжкою грустью отозвался сей ответ в моем сердце.

       Долго ходи я по роще раздумывая, как бы помочь этому горю; и наконец решился поставить там, хоть деревянную – не очень богатую церковь – для бедных набережных жителей г. Уфы. Решимость моя еще более укрепилась, когда я услышал рассказ одной там живущей женщины, что ее дочь – девочка около трех – видела на пне – вблизи предначертанного мною для церкви места - ”Боженьку”, всю в цветах, около которой было множество детских игрушек”. В то же время дошел до меня другой рассказ тамошних же старушек, что они не раз видели какого то монаха, выходившего из того места, где сток с горы образовал довольно глубокую яму.

       Положившись на волю Божию, в надежде на Его помощь, и не долго думая, я избрал план для церкви; по утверждении плана условился с подрядчиком выстроить по нему храм за 5000 р. Осенью того же года уже заложен был каменный фундамент на отведенном и освященном по чину церковному месте, а Великим постом 1898 года вырублен был и сам храм.

       Слава Богу! Нашлись и любящие благолепие Дома Божия благотворители, даже крупные: один пожертвовал 1000 рублей, другой – 500, третий – 200, а четвертый собрал по городу около 300 рублей. Храм был вовне и внутри наскоро облагорожен, и 22 мая того же года торжественно освящен архиерейским служением. С тех пор открыто в этом новом храме богослужение по воскресным и праздничным дням. И как приятно было служить там, когда стекалось туда на богослужение множество жителей со всего города. Очевидно, к храму сему все отнеслись сочувственно, не смотря на то он пока скуден.

       Устроен храм и освящен во имя Всех Святых, во 1-х потому, что в Уфе нет такого престольного праздника; во 2-х потому для того, что бы все жители города Уфы имели здесь своих ангелов - небесных покровителей, имена которых носят на себе, и желающие из них приходили сюда – в это прекрасное и уединенное место – духовно праздновать свои именины; в 3-х потому, что сюда перенесен иконостас из церкви Всех святых, бывший в Архиерейском доме, замененной церковью ”Пречистыя”.

       Богослужения в новой церкви продолжаются; жители посещают эти богослужения, и приносят в храм свои посильные лепты: кто икону, кто воздухи, кто пелену, завесу, одежду на престол, кто плащаницу, а кто и деньги. В настоящее время уже многие расположились к своему храму, полюбили его, и заявили мне свое желание благотворить ему понемногу и более и более украшать его, постепенно снабжать его веем нужным и приводить к совершенству.

       Видя такое усердное отношение к храму Божию небогатых прихожан его, с своей стороны, располагаюсь всеми мерами и способами содействовать сему доброму и святому делу, при помощи Божией, до тех пор, пока приведем нашу церковь в надлежащий желаемый порядок. Пусть это будет в своем роде ”Гефсимания”22.

Всехсвятская церковь очень гармонично дополнила архитектурно-ландшафтный комплекс Архиерейского дома, и Дубнички стали одним из самых красивых уголков Уфы, и любимым творческим местом для нескольких поколений художников и фотографов. В начале XX века довольно много фотографировал Архиерейский дом и его окрестности фотолетописец Уфы Аполлоний Зирах. Летом 1910 года один из пионеров российской цветной фотографии С.М.Прокудин-Горский, на средства, выделенные Императором Николаем II, совершил одну из своих фотоэкспедиций, целью которых было составление собрания цветных фотографий достопримечательных мест Российской Империи. В Уфе мастер сделал девять цветных снимков, три из которых – это виды Архиерейской слободы.

Строительство Всехсвятской церкви способствовало постепенному благоустройству этой части города. Власти, в частности, боролись с вырубкой дубовой рощи превратившейся в небольшой городской парк. Так в ‘”Уфимских губернских ведомостях” за 1904 год можно прочитать следующую заметку “По поводу вырубки “Дубников”. В прошлом году, в Уфимской городской думе одним из гласных поднят был вопрос об опустошительной рубке деревьев в так называемых “Дубниках”, что у Всесвятской церкви, Насколько помнится, думой поручено было управе выяснить вопрос о принадлежности данного места городу, и во всяком случае сделать сношение с кем следует о прекращении сказанной рубки. К сожалению, мы в настоящее время видим, что добрые желания городской думы не увенчались успехом: рубка не только не прекращается, а наоборот, в последнее время грозит совершенным уничтожением всего этого насаждения – лучшего украшения окружающей местности, лишенной какой-либо другой растительности. Мы слышали, что дубки употребляются не только на постройку церковной ограды, но идут и на продажу.

Надеемся, что городское управление, в котором, повторяем, данный вопрос однажды уже рассматривался, обратить внимание на нашу заметку и примет меры к сохранению остатков Дубниковского парка, так охотно посещаемого публикой”23.

В 1910-х годах в Архиерейской слободе, на улицах Всехсвятской, Малой Всехсвятской, Нижнее-Волновой, Средне-Волновой, Волновой и Архиерейском овраге насчитывалось более 70 домов. На лучшей из улиц слободы – Волновой, проживало довольно много квартирантов из числа мелких городских чиновников, а так же снимали жилье учительницы Епархиального женского и Первого городского училищ24.

В 1921 году слобода стала местом одного из самых трагических событий в истории Уфимской епархии. Епископ Симон (Шлеев) приехавший в Уфу в начале 1920 года не смог поселиться в национализированном Архиерейском доме, и первое время жил в Благовещенском монастыре, а затем в Дубничках, в домике стоявшем рядом с Всехсвятской церковью. 5 (18) августа 1921 года по дороге из собора, недалеко от своего дома, владыка был убит.


Всехсвятская церковь в Дубничках действовала до 1933 года, сейчас на месте храма находится жилой дом. В начале 1970-х при строительстве обкома КПСС был снесен не только комплекс зданий Архиерейского дома, но и большая часть слободы. Так была полностью уничтожена улица Волновая, существовавшая уже в XVIII веке. В 1940-1950-е годы для укрепления грунта, на склонах уфимских гор был высажен американский клён. В настоящее время, когда-то чистый склон над Белой в районе Архиерейской и примыкавшей к ней с запада Семинарской слободы, покрыт совершенно дремучими зарослями одичавшего клена, среди которых прячутся частные домики, и петляют несколько разбитых улочек: Местные Дубнячки, Михайловка, Республиканская, Аульная и Лины Одена.

Дубовую рощу постепенно вырубили жители. От неё, на улице Местные Дубнячки, недалеко от места, где был убит епископ Симон, сохранились только три столетних дуба-великана. Причем сохранились они благодаря хозяину дома, на усадьбе которого растут. По рассказу пожилого мужчины, родившегося и всю жизнь прожившего в слободе, свое жилище он построил там, где когда-то стоял дом священника Всехсвятского храма, затем приспособленный под библиотеку. Когда началось строительство, дубы стали мешать подъезду техники, и по его словам: “Крановщик мне говорит – “Сруби ты их”. Но я не стал, жалко стало. Мне все растения жалко…, даже цветок срывать. Когда срываешь - они, говорят, плачут”.

В послереволюционные годы, власти пытаясь переименовать слободу, называя её то Южной, то Красноармейской, но ни одно из названий не прижилось, а топоним “Архиерейская слобода” или “Архиерейка” существует до сих пор.

Примечания.

{C}

{C}{C}19. Труниловский овраг – глубокая лощина спускающаяся к реке и разделяющая Архиерейскую и Труниловскую слободы. Ныне весь заросший деревьями, овраг располагается в начале ул. Цюрупы (бывшей Телеграфной), за зданием Госпиталя ветеранов войн (Епархиального женского училища). В 1870-х годах деревянный летний театр находился недалеко от Губернаторского дома, примерно напротив Труниловского оврага.
20. Лоссиевский М.В. Корреспонденция / Русская газета. 1877. № 96 (24 ноября) [Историко-краеведческие исследования на Южном Урале в XIX – начале XX вв. Составитель М. Роднов. Уфа, 2014. С. 91].
21. Русский Архив. 1915. № 5. С. 94-95.
22. Епископ Иустин. Новая в Уфе церковь Всех Святых / Уфимские епархиальные ведомости. 1899. № 7. С. 325-327.
23.
Уфимские губернские ведомости. 1904. 23 июня.
24. Справочная книга г. Уфы. Уфа, 1911.

Опубликовано в краеведческом сборнике: Уфа: страницы истории. Книга первая. Издание исправленное и дополненное. Сост. М.В.Агеева. Уфа, Инеш, 2015. С. 105- 115.