?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Поэзия в армейской газете «Красный стрелок», выходившей в Уфев январе-апреле 1919 года. Окончание.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas
Свице Я. «…Я отомщу ему штыком». Поэзия в армейской газете «Красный стрелок», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года. Окончание. В серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX – начала XX вв. // Истоки. – Уфа, 2018. - № 44 (31 октября). – С. 6-7.


Янина СВИЦЕ

«…Я отомщу ему штыком»
Поэзия в армейской газете «Красный стрелок»,
выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года



Кр-ец жел. див. Николай ШЛЕНОВ
Павшим товарищам

Вечная память вам, наши герои,
Армии Красной Труда;
ВЫ за Свободу погибли народа,
Не запятнавши себя.

Грудью своей защищая Советы,
Шли на свирепых врагов,
Бодростью духом ковали победы
Вражий сбивая оплот.

Ныне вы спите в холодной могиле
Землею зарыты сырой.
Но подвиги ваши никем не забыты –
Мы не ушли на покой.

За вас отомстим мы, товарищи –
Нашим исконным врагам.
В руках наших красные ружья
И смерть мы несем палачам.


«Красный стрелок», № 82 от 31 июля 1919 г.


Красноармеец НИЕЖМАКОВ
Песня красноармейца

За Уральскими горами
Колчак задумчиво сидит,
И с потухшими глазами
На Урал Колчак глядит.

Смотрит он, как вырастает
На Урале красный цвет,
Как рабочий выгибает
Спину, гнутую сто лет.

И задумавшись промолвил:
Теперь погиб я навсегда
И Урал, что я оставил
Не увижу никогда.

И Сибирь он не увидит,
Его угнали далеко
Туда к глубокому Байкалу –
А в Байкале глубоко.

Туда поместится не мало
Колчаковских сволочей
Мы потопим генералов
Всех кровавых палачей.

Сбросим цепи мы с рабочих,
Что страдали много лет,
Разобьем мы в тюрьмах двери!
Угнетенных – всех на свет!



«Красный стрелок», № 83 от 1 августа 1919 г.


Красноармеец А. Гусев
Обниму и расцелую

Давненько я не был в дереве родимой,
Давненько не видел родных.
Быть может случилось с ними скверное что-то…
Быть может их нет и в живых!

Хотел бы наведать деревню родную,
Увидеть знакомых и мать дорогую.
Узнать обо всех переменах в деревне,
Рассказать всем знакомым о жизни походной.

Рассказать бы хотелось о жизни на фронте,
О том, как сильны и смелы мы,
О том, как России свободной сыны
Дерутся за власть трудовую.

Нас не может никто никогда напугать.
Крепко держим мы Красное знамя.
С ним готовы всегда и везде умирать.
И в сердцах всех зажечь наше пламя.

Этих гадов ползучих мы в пух разобьем,
И вернемся в деревню родную.
Может быть моя мать еще будет жива:
Обниму я ее, расцелую…



Красноармеец ЕВДОКИМОВ
Тоска по городовому
Песенка буржуя

Городовой, как звучно это слово,
Какая власть, какая сила в нем.
Ах, я боюсь спокойствия былого,
Мы без тебя отчизны не вернем.
Мечтой небес, миражем чудной сказки
Опять встает знакомый образ твой,
И вижу я, что без твоей указки
Нам не пройти житейской мостовой.
Где б не был ты – ты был всегда на месте,
Всегда стоял ты грозно впереди,
В твоих речах, в твоих державных жестах
Один был знак: «Подайся, осади».
Бранился ль я с неугомонным Ванькой1,
Иль ночью брел по улице с трудом
Не ты ль мне был заступником и нянькой,
Не ты ли мне указывал мой дом.
Прекрасен клич восставшего народа,
Волнуют грудь великие дела,
Но без тебя и самая свобода
Запуганному сердцу не мила.
О, появись с багрово-красным ликом,
С медалями, крестами на груди
И обойди всю Русь могучим криком:
«Куда ты прешь, подайся, осади».

«Красный стрелок», № 85 от 3 августа 1919 г.


В. АБРАМОВ
В целом мире

В целом мире, в целом мире нет такого уголка,
Где б заглядывало солнце в окна бедняка.
Где бы крест плечей согбенных безнадежно не давил,
Где б теперь хватало сил.

В целом мире, в целом мире нет такого уголка,
Где бы руку пожимала только братская рука,
Где бы сердце не смущалось злобным шепотом вражды,
Не метались бы от горя и не гибло от нужды.



Ф.М. Макаров
Как сдавал Колчак Урал

Как Колчак сдавал Урал,
Без оглядки удирал
От Советского нажима,
Пробежал Челябинск мимо,
Буржуа за ним бежали
И болезненно кричали:
Стойте, братцы, окопаемся.
Все равно нам погибать,
Или лучше нам до Омска
Без оглядки удирать.
А рабочий кричит громко
Колчаку везде в вдогонку:
Эй, бежишь, колчак паршивый,
Генерал, мерзавец вшивый.
Сколь ты крови из нас попил?
Сколь крестьян ты порубил?
А теперь тебе, клопу,
Время сдать грехи попу.
Буржуа в Сибири воет
И сердечко сильно ноет.
Офицеры с ума сходят,
Как шальные тени бродят.
А попы, святы отцы,
Все запутали концы.
День и ночь молились Богу,
Чтоб найти им всем дорогу.
За моленье дал им Бог,
Чтоб остались все без ног.
И дороженьку им дал
Прямо в озеро Байкал,
Им на вечное веселье.
А рабочие то рады,
Что нашли себе отраду.
В Красной Армии у нас.


Красноармеец СОМОВ
Уже спали оковы

Тяжелого рабства уж спали оковы.
На небе блеснула красиво заря.
Вставай брат рабочий, построим мир новый,
Время не ждет, и пришла уж пора!
Возьмемся за дело, для блага народа
Чтоб всех паразитов гнать прочь от себя.
Долой тунеядцев, прочь свору бандитов,
Их всех мы щадить не должны никогда.
Оно нас веками под гнетом томили
лишь ради того, чтоб жилось им самим.
Попы нам небесного рая сулили –
Мы жили во тьме, и все верили им.
Но вот час пробил и рабочий проснулся,
Могучей рукою оковы разбил.
Услышав наш клич, на борьбу встрепенулся,
И песню победную он протрубил.



Красноармеец Б. К.
При отъезде на фронт

Не грусти жена, не страдай от скуки,
Это зло для меня преграда к науке.
Не мешай мне идти к великому счастью,
Не мешай бороться с кровавою властью.
Не мешай мне гореть светом коммунизма,
Пролетарская страна, вот моя отчизна.
Не мешай мне ненавидеть всех царей живущих,
Кровожадных бар и попов имущих.
Верь, что скоро труд будет у власти,
Сбросим всех мы, кто не нашей масти.



«Красный стрелок». Уфа, № 87 от 6 августа 1919 г.



Дементий ПРОХОРОВ
Красная песенка

Стройными рядами
Солдатики идут,
Лихо, - молодцами
Песенки поют…

Ружья за плечами,
Патроны на груди,
С такими силачами,
Хоть в самый ад иди.

Спешат они схватиться
С кровавым Колчаком.
Хватит им глумиться
И жить чужим трудом…

Идут солдаты в ногу,
Мечта их – жаркий бой,
Забил Колчак тревогу
Назад бежит шальной.



«Красный стрелок». Уфа, № 88 от 7 августа 1919 г.



Автор стихотворения не указан
Отступление белых

По улицам пыль поднимая,
Рядами тянулись войска,
Стремились, в Сибирь убегая,
Остатки солдат Колчака.

За ними вдогонку спешили
Туда же буржуи скорей.
Пожитки в корзины сложили:
Бежали к столице своей…

Из Уфы все буржуи удрали,
Но остался рабочий народ,
С хлебом-солью мы красных встречали,
И пойдем вместе с ними вперед…

И скоро к Сибири холодной
Рабочее войско дойдет,
Стремясь все к идее свободной,
Чтоб слился в одно весь народ…



«Красный стрелок». Уфа, № 89 от 8 августа 1919 г.

Номер газеты «Красный стрелок» от 12 августа 1919 года был весь напечатан красной краской, и посвящен первой годовщине создания 5 армии. В нем было опубликовано стихотворение Карпузи «К годовщине 5-ой армии». Через полгода (1 января 1920) в Уфе выйдет в свет первый номер художественно-научного журнала «Красные Мысли». В нем был размещен некролог и одно стихотворение С. Карпузи (полное его имя не было указано). Рабочий-металлист, он являлся секретарем политотдела 5-ой армии. В ноябре 1919 года приехав в Челябинск на партийную конференцию, скончался от тифа в возрасте 21 года.


Сотрудник штаба 5 армии
Иван ФУРСАЕВ
На годовщину 5 армии

По скалам высоких утесов,
Под градом шрапнелей врага,
По темным приволжским дорогам
Ты пятая Армия шла.

Ты долго боролась с врагами
Бывала в неравных боях,
Не мало сынов твоих верных
Осталось на бранных полях.

Год славной борьбы уже минул,
Ты духом крепка и сильна.
Народных врагов добивая,
Отваги и чести полна.

В глухую Сибирь наступаешь
И гонишь врага далеко.
И врагов всех своих разметаешь,
Тем прорубишь нам к свету окно.

Летите ж орлы боевые,
Народ угнетенный спасать!
За правое верное дело
Готовы всегда пострадать.

Всю трудность исхода героев
Не в силах пером описать…
О славных боях на Урале
Мы будем всегда вспоминать.

Вейся же красное знамя
На красных Уральских хребтах!
И сильное яркое пламя
Зажги ты в народных сердцах!



КАРПУЗИ
К годовщине 5-ой армии

Ты помнишь клич
В прошедшем годе,
Когда предателей толпа,
Поторговавшись за границей,
Нас оптом чуть е продала.

Ты помнишь горе-учредилку,
Ты помнишь как горя в кольце,
Казалось нам, что наше знамя
Уж преклоняется к земле.

Ты помнишь зов вождей народных,
Ты помнишь миг, великий миг,
Когда стихийною волною,
Встав в ряд, в Свияжск пошли на бой.
Один последний, страшный, грозный,
Могучий, красный, правый бой.

Вот год теперь, как красным фронтом
Мы, ощетинясь на врага,
Стираем в пыль, идем с победой
В закрепощенные края.

Из партизан, и из героев,
С горячей, …2 головой,
Мы стали сталью и бетоном,
Спаявшись красною звездой.

В боях под … пулеметов,
Под ливнем огненным свинца,
….
Солдат – борец за бедняка.

Солдат – защитник угнетенных,
Солдат – борец за батраков,
Солдат – наш красный проповедник,
Солдат – гроза за кулаков.

Сегодня в нашу годовщину,
Очистив Волгу и Урал,
Вступив в Сибирь, мы шлем призывы,
Всем нашим братьям по цепям.

Восстань повсюду люд рабочий,
Разбей оковы старых дней,
Ты слышишь грозные раскаты,
И хрип предсмертный палачей.

Немалый путь свершен бойцами,
Не мало их слегло на век,
Но за погибших снова встали
За одного сто человек.

Горят призывные зарницы,
Шум новых битв звучит везде,
И шире красные границы,
И мир кипит, верь, как в огне.

Сегодня в нашу годовщину
….
Всему трудящемуся люду
… светлый красный мир.



ЛИБУРКИН
Посвящается годовщине 5-ой армии

То не ветер свистал,
Не гудела земля, -
То Колчак отступал,
Оставляя поля.

На него наседала
Стая красных орлов,
В пух и прах разбивала
Остатки оков.

Она вихрем неслася,
Лавиной вперед.
Враг в страхе терялся.
Воспрянул народ!


«Красный стрелок». Уфа, № 92 от 12 августа 1919 г.


Как уже отмечалось в предыдущих публикациях о поэзии в уфимских большевистских и первых советских изданиях 1920-х годов, литературным разделам в них уделялось достаточно большое внимание. Работники политотделов, вероятно, хорошо понимали силу поэтического слова для целей агитации и пропаганды. Не была исключением и газета «Красный стрелок», в ней не только печатались стихи и небольшие очерки и рассказы, но даже существовало бесплатное литературное приложение «Красные звоны». В дореволюционной уфимской печати, например, ни у одной из газет так и не появилось литературного приложения. В подшивке «Красного стрелка» в Национальном архиве РБ сохранился только один номер «Красных звонов», № 3 вышедший 3 августа 1919 года. На четырех листах среднего формата, здесь были напечатаны несколько стихотворений а также небольшие очерки и рассказы: «Новый дом» Лешева; «Из боевых картин» красноармейца Молькова, «По застенкам Колчака» Ф. Вдовина, «Тяжелый крест» Б. Гурьева, «Дезертир» Н. Топазова. Одна из постоянных авторов газеты, и по видимому член редакции, писавшая под псевдонимом «Чужая» поместила набросок «Перед боем».


ЛЕШЕВ
Пролетарская воля

Пролетели года, когда в рабстве народ
Отдавал весь твой труд господину;
И настала пора, наступил новый век –
Мужика не сочтут за скотину.

Эх ты волюшка-воля,
Пролетарская, могучая,
Свободная ты воля, ты воля.

Цепи рабские разом порвал он на век;
Развернул он могучие плечи,
И затеял с свои вековечным врагом
Беспощадные, грозные сечи.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Пролетели года, когда мысли людей
Создавали богов легионы;
Наступила пора благородных идей,
Тех, что ценят людей миллионы.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Наступили года – разлетелися в прах
Все цари, кровопийцы, тираны…
И народ трудовой врачевать начал сам
Нанесенные сворою раны.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Вместо ложных богов он построил в душе
Идеалы Свободы и Братства:
И друг другу везде помогать начал сам
Уничтожив тиранов пиратства.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Зазвучи же сильней… Ему новый гимн спой
Ты, народная звонкая лира.
Свергнув в пропасть навек и царей и богов
Должен быть он Владыкою мира.

Эх ты волюшка-воля,
Пролетарская, могучая,
Свободная ты воля, ты воля.



Рабочий П. ДРИНОВСКИЙ
Рабочему

Кем был покинут, и кем был оставлен.
Кем был заброшен ты в темную глушь?
Вечно нуждою злой, горькой придавлен,
Вечно терпел ты и голод и стуж.

Был ли порочен ты? Кем то наказан?
Что тяжкую кару нес много веков…
Был весь истерзан, изнурен, измазан…
И потом кровавым облит от трудов.

Какою же крепкой ты цепью прикован
К избушке был черной, дырявой, гнилой?
Ходил ты угрюмый и вечно оборван.
Гонимый проклятою долею злой?

Ты вечно работал и вечно трудился,
И жизни не видя, в могилу сходил:
Лишь сердце болело, но все ж ты крепился,
Надеждой и верой одною ты жил.

Под солнцем великим повсюду скитался,
И чуял его лишь ты знойный припек.
Садилось оно, - изможденный валялся
Не знал, что есть светлый у жизни денек.

И вот и дождался, страдалец безвинный,
И праздник великий пришел и к тебе…
Деспот-вампир твой повержен бесстыдный,
Придавлен лежит на сырой он земле.

Врата широкие к жизни открылись,
Видишь, как светят красиво огни.
К счастью, к любви! Твои дни озарились,
Слышишь ты гимн свободной земли!


ДИКИЙ РЕДАКТОР
На подводах

Снова подводы… Опять едем долго.
Снова «работа», как будто без толку…
Но почему будто весел подводчик,
Бодро везет и крестьян и рабочих…

- Сын возвратился от белых намеднись,
Ноченькой поздней, как раз в воскресенье.
Правда: голодный, усталый, раздет…
Все же как будто увидели свет.

Все таки поле засеяно дома,
Плакались больно мы Богу давно ли?
Что там подводы – куда уж устали,
Но разве свободу мы даром достали?..

Веселы мы – уж бегут Колчаки
Плетка не бьет уж рабочей руки:
Скоро конец, скоро отдых крестьянам
Время поправки в хозяйстве изъянам.

Смело вперед! Уж недолго осталось.
Вся Колчаковская свора распалась!
Даром уж пыжатся, ровно от силы,
Все генералы «Великой России».


ПАВЛИН
Пробуждение

День встает багрян и пышен,
Долгой ночи скрылась тень;
Новой жизни трепет слышен,
Чем-то бодрым смотрит день.
С сонных вежд стряхнув дремоту,
Бодрой свежести полна,
На защиту уж пошла
Пробужденная страна!
Так торжественно прекрасно
Блещет утро на земле;
На душе светло и ясно
А все помнится о зле.
Об истекших днях страданья,
Об утрате многих сил,
Скорбных муках ожиданья
И безвременных могил.
Благо всем, ведущим к свету,
Снявших гнет оков с раба,
Дню вчерашнему забвенье,
Дню грядущему привет.



Красноармеец М. ХАПУГИН
Завод Миасс

Между гор, кругом в лесах,
Завод раскинулся в долине:
Частью в елках, часть в соснах,
Частью в холмах и на равнине.

Богат и славен приисками.
Завод на золоте стоит
И окруженный весь лесами,
Своею роскошью блестит.

Все замерло при сильном бое,
Затих завод, нигде ни слова
Теперь опять уж нет покоя,
Завод стремится к жизни снова.

Вчерашний день, весьма наглядный:
Завод был сильно оживлен,
И даже житель заурядный
Невольно был всем удивлен.

Той простоте всех обращений,
Сплоченности народных масс
Что нет нигде подразделений
В свободной армии у нас.

Приличный сад, с красивым видом,
А рядом пруд, темна вода.
И по инстинкту, мимоходом,
Забрел случайно я сюда.

Взглянуть на ширь и на простор,
На лепку маленьких террас,
Услышал шумный разговор,
Сплотившихся народных масс.

При свете солнечных лучей
Блистал обширный, дикий пруд.
И для кого? Для богачей
Затрачен был рабочий труд.

А в это время гул сливался,
Шли в сад резервы пополненья,
Здесь каждый жизнью наслаждался,
Ища, как все, здесь развлеченья.

Герои армии труда,
С достоинством и честью славы.
Шли прямо взводами туда
Для развлечений и забавы.

И здесь не то, что в оны годы
Когда-то было при царях.
Не встретишь образ толстой морды
И городового во дверях.

Прошли те времена тиранства,
Прошел период злых времен,
Теперь есть равенство и братство;
К свободе смело мы идем.


«Красные звоны», № 3 от августа 1919 года.

1 «Ваньками» в просторечии назвали городских извозчиков.
2 Из-за повреждения газетного листа некоторые слова не читаются (прим. составителя).