?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Поэзия в уфимской эсеровской газете «Социалист-революционер», 1918 год.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas
Свице Я. «Знай, товарищ, что правда осилит врага…». Поэзия в уфимской эсеровской газете «Социалист-революционер». В серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX – начала XX вв. // Истоки. – Уфа, 2018. - № 39 (26 сентября).

Янина СВИЦЕ

В предыдущем номере «Истоков» была опубликована подборка стихотворений местных авторов напечатанной в газете уфимских эсеров «Земля и Воля», выходившей с первых чисел апреля 1917 года до конца апреля или до начала марта 1918 года. По крайне мере, в подшивке, хранящейся в Книжной палате Республики Башкортостан последний номер газеты датирован 30 марта 1918 года. По всей видимости, некоторое время «Земля и Воля» выходила одновременно с еще одной уфимской эсеровской газетой «Социалист-революционер», которая так же была органом Уфимского комитета партии социалистов-революционеров. В Книжной палате находятся ее номера с 24 февраля (9 марта) 1918 г. (№ 26) по 16 (3 мая) 1918 г. (№ 74). Редакция издания находилась по адресу ул. Александровская, 7, с 1 мая (18 апреля) она переехала на ул. Большую Успенскую в дом 57.
В это период между эсерами и большевиками начался раскол и на страницах «Социалиста-революционера» печатались оппозиционные, остро-критические материалы, звучали призывы: «Да здравствует социализм! Да здравствует истинное народоправство! Долой соглашателей с германским империализмом! Требуйте отставки Сов. Народн. Комиссаров!». И до поры советские власти это еще терпели, так как эсеры пользовались большой поддержкой в среде рабочих и особенно крестьянства, но совсем скоро большевики приступят к уничтожению своих бывших соратников.
Как и «Земля и Воля» газета «Социалист-революционер» была довольно литературной. Кроме стихотворений местных авторов на ее страницах публиковались и небольшие рассказы. Так в Пасхальном номере от 22 (5 апреля) были напечатаны рассказы: «Извозчик» С.К., «Ночью» Эс-эр, «Нечто пасхальное» Верина, «Материнская скорбь» Николая Галлендера, «Леший» Б. Садовского. А вслед за пасхальным, вышел еще один литературный праздничный номер, но уже посвященный 1 мая. Приведенные ниже стихотворения, по всей видимости, были произведениями местных авторов, так как они не были снабжены примечаниями о перепечатке из других изданий.


И.А. ПОКРОВСКИЙ
Поток-Богатырь
(окончание)1

А вот и октябрьские дни наступили,
Поток мой в столице тогда проживал,
Не мало народа в те дни перебили…
Кошмарного много Поток увидал!

Вождей большевизма приказ исполняя,
Безумцы подняли такую резню –
В крови захлебнулась вся Русь дорогая…
Работу исполнили чисто свою!

На братьев своих же забитых голодных
Безумцы, вы подняли руки свои,
Своих же рабочих таких же бездомных
Расстрелу подвергли в октябрьские дни.

Вы власть захватили ценой дорогою –
Чрез тысячи трупов прошли вы тогда…
Что сделали вы со страною родною?
Народ вам того не простит никогда!

Вы жаждущим мира покой обещали,
Голодных вы хлебом хотели снабдить,
А что же, скажите, в полгода вы дали?
За что бы вас можно теперь похвалить?

Повсюду лишь стон по стране раздается, -
Запуган народ кровожадностью вашей…
И к небу одна лишь молитва несется:
Избави на, Боже, от лютых апашей2!

Вы мир заключили такою ценою,
Что трудно представить весь ужас его…
Видать, - дорожили родной стороною
Вы, Ленины-Троцкие, меньше всего!

Вам власть бы лишь только в руках удержать,
О благе народа заботы вам мало,
И можно вам смело за это сказать,
Что времени хуже Россия не знала…

Но верю я твердо, что близко то время,
Когда заблуждаемый вами народ
Стряхнет с своих плеч большевистское бремя
И свергнувши иго свободно вздохнет!

Так сказал мой Поток и под землю опять,
Где он раньше до этого был,
От всего, что пришлось на земле испытать –
С грустью в сердце герой мой отбыл.
«Социалист-революционер». № 29, 2 (15 марта) 1918 года.


N
Ворона и Лисица
(Басня не Крылова)

Уж сколько лет твердят народу,
Что лесть вредна, гнусна;
И только все не впрок
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

России как-то Бог послал свободу.
В восторге от грядущих благ
Россия сшила красный флаг,
И уж республикой себя изображала…
На ту беду Германия бежала:
Взглянула на свободный флаг
И порешила: «Туи мне крах
Поди же как сложилось глупо,
Но кто предвидел этот трюк;
Ей, ей останусь я без брюк,
Без Лотарингии, без Крупа.
А впрочем, чем не шутит черт.
Я дипломатка первый сорт:
Весь век морочила доверчивыя души,
Шепну ка пару слов, авось, развесит уши».
Забрала белый флаг, тихохонько подходит,
Вертит хвостом с России глаз не сводит,
И говорит так сладко, чуть дыша:
«Россиюшка, как хороша!
Какие митинги, какие стачки,
Как ловко всех вывозишь ты на тачке,
Как ты шагаешь смело, прямо.
Какая у тебя широкая программа,
Какое мужество в твоей груди,
Какой широкий путь намечен впереди,
Другие сеют рожь, ячмень и яровые,
А ты одна вершишь вопросы мировые.
Что ежели б сестрица,
При красоте такой, решила и мириться,
Ведь ты б у нас была царь-птица
Россиина с похвал вскружилась голова,
От радости в зобу дыханье сперло
И на приветливы немецкие слова
Взяла, да рявкнула во все большое горло,
Флаг выпал, и… прощай свобода.



И.А. ПОКРОВСКИЙ

Если вера твоя иссекает в груди,
Если тяжкая мысль утомила мозги,
Если звездочки нет у тебя впереди,
Если ночь так черна, что не видно не зги –
То скажу я тебе, что не вечна та ночь,
Скоро будет конец всем невзгодам!
Все усилия к тому, чтоб себя превозмочь
Приложи на борьбу с злой природой.
Чем сильнее гроза, - чище воздух потом.
Сменит солнечный день непроглядную ночь, -
Потому не смущайся борьбою с врагом
Отгоняй мысли грустныя прочь!
Знай, товарищ, что правда осилит врага
И близка уж победа, поверь!
Занеслась над врагом роковая рука,
Издыхает затравленный зверь.

«Социалист-революционер». № 37, 14 (27 марта) 1918 года.


Георгий СИБИРСКИЙ
Плен

Тянется время уныло,
Плена не видно конца…
Жизнь словно туча накрыла,
Радости нет здесь лица…

Нас истомила неволя,
Жесткими стали сердца;
Злая досталась нам доля
Видеть в себе мертвеца.

Слышать за вражеским станом,
Стоны родимой страны;
Все в ней покрыто туманом,
Чуждой народа молвы.

Словно в летаргии долгой,
Мы погружены лежим;
Сдвинутся с места не можем,
Слышим же все и молчим…

Весть о победе народной
Счастие нам принесла.
Это средь тяжкой неволи
Первая радость была.

Родину видеть желанье
Стало гораздо сильней,
Мира конца ожиданье,
Будет еще тяжелей!



Тянутся долго бессонныя ночи

Третий год плена стоит на исходе…
Жутко подумать как много прошло.
Рвется так сердце к желанной свободе,
Просит хотя бы забвенье пришло.

Кажется мне, что за крепкой стеною
Стал стариком я и сердцем устал;
Прежняя жизнь вся лежит предо мною
Словно во сне я ее увидал…

Жутко мне очень бывает ночами
Прошлых картин вереницы плывут,
Ясно проходят оне пред глазами,
Жалят раскаяньем, душу гнетут…

Часто забытыя в прошлом виденья,
Память начнет предо мной воскрешать,
В мыслях немое стоит изумленье,
Как голова их могла удержать?..

Раннее детство и юность промчатся
люди, которых в живых давно нет,
С кем не хотелось так скоро расстаться,
В сердце к ним прежний остался привет.

Тянутся долго бессонныя ночи,
Ноет болезненно слабая грудь,
Где ты забвенье? Не стало мне мочи,
Хоть на часок бы сегодня заснуть!

Рядом на койке сосед что-то бредит…
Родиной что ли. Иль снова в бою?
Рану быть может ему что бередит,
Пленную жизнь он увидел свою?

Тянутся долго бессонныя ночи,
Все передумаешь в их тишине.
И лишь под утро усталыя очи,
Чутко, в тревожном сомкнешь полусне…


«Социалист-революционер». № 50, 11 апреля (29 марта) 1918 года.



Георгий СИБИРСКИЙ
Ненастье в плену

Дождь холодный, дождь ненастный,
Целый день в окно стучит,
Звук о крышу капель частый
Так тревожит, так томит…

Что так злится непогода?
О чем слезы она льет,
Не на то ли, что невзгода
Еще мало нас здесь бьет?

Иль она врагу согласье
Отдала, чтоб нас сломить,
Что бы холодом ненастья,
Больше дух наш подавить?

Неумело ли жалеет
Она узников в плену,
Холод слез на землю сеет
И по тусклому окну?

Лагерь военно-пленных
Мархтренк
Верхняя Австрия

«Социалист-революционер». № 51, 12 апреля (30 марта) 1918 года.


Автор стихотворения не указан
Христос воскрес!

Христос Воскресе! Поют во храме,
Но грустно мне, душа молчит…
Мир полон кровью и слезами
И это гимн пред алтарями
Так оскорбительно звучит.

Когда б он был меж нас и видел
Чего достиг наш славный век
Как брата брат возненавидел
Как опозорен человек!
И если б здесь в блестящем храме
«Христос Воскрес!» он услыхал,
Какими б горькими слезами
Перед толпою зарыдал!!!



С. ЛЕВИЦКИЙ
В безумный год…

В безумный год, средь мрака и страданья
Мы снова ждем воскресшаго Христа,
Усталые, в тоске, в томленье ожиданья,
Что будет жизнь как солнце свет – чиста.

Что скорбный взор Христа огнем нездешним
Сожжет все зло, как молния небес,
В сердцах людских, и светом вешним
Любовь воскреснет вновь – как Ты,
Христос Воскрес!


Е.С.
Весной

От утомительнаго гула,
От озабоченных людей
Меня сегодня так тянуло
В простор задумчивых полей.

И я ушла далеко в поле.
Там было тихо. Только ветер
Нес звон с высоких колоколен.
Издалека казался мягок о и светел.

На небе облака порозовели и столпились
С земли пахнуло свежей мглой.
А дали синие покрылись
Прозрачно-белой кисеей.

И на вечернем небосклоне
Зажглася первая звезда –
Один алмаз в цветной короне
Открыла юная весна.

Еще заря светлела с края,
Но небо темно-синим стало.
И замер ветер пролетая.
Как было тихо! Все молчало.

Как будто что то ожидая…
Как будто тайну чудную храня.
И в это время, кто то светлый, пролетая,
Благословил и землю и меня.



Н.Е. ДОДАЕВ
Разве не слышите?

Разве не слышите песен победных?
Разве не видите солнца восход?
Разве не тает тьма сумерек бледных?
Разве огнем не объят небосвод?..
Грустныя струны, звучавшие прежде,
Ныне настроены бодрой рукой;
Громко поют оне в жгучей надежде
Пеньем нарушить мертвящий покой…
Темныя ночи, родившия страхи,
Скрылись бесследно при блеске лучей;
Тьма протянулась позорно во прахе,
Звуков пугаясь и солнца мечей…
Будьте смелее! Отбросьте сомненья.
Страхам нет места при свете зарниц;
Пусть из груди вашей вырвется пенье,
Звонко и вольно как пение птиц.



Мих. ГЕРАСИМОВ
Весеннее

Разбухли пашни словно тучи,
Дымят горбатые поля,
И жарко смазала онучи,
Как деготь черная земля.

Кричу худой, уставшей кляче –
Уперлась в грязь, хоть и кричи.
В овражках снег последний плачет,
И бродят черные грачи.

Грачи по снегу – что монахи
Гуляют чинно и галдят.
Парнишка в продранной рубахе
Гоняет на холме телят.

Свистит на кочке рыжий суслик,
За ним упала узко тень,
Ручьи – серебряные гусли –
Звенят немолчно ночь и день.

И светлыми весна глазами
Глядит на пашни, лес, село.
И над горбатыми полями
Опять сиянье расцвело.



ВЕРИН
Христос Воскресе!

Не мало лет тому назад
Свершилось чудо из чудес:
Христос был на кресте распят,
Но он воскрес! Христос Воскрес!

За лозунги Его ученья
Равенство, Братство и Любовь
Пришлось терпеть ему мученья,
Пришлось пролить за это кровь.

За то, что смели осудить
Его презренные злодеи,
Их свет презрением клеймит
За их проклятую затею.

Народ до селе не простил
Христа убийства фарисеям,
Завет Учителя хранил –
Любил, надеялся, и верил.

Теперь другие фарисеи
Названье им – большевики!
И вновь Спасителя идеи
От осуществленья далеки.

За лозунги Его ученья -
Равенство, Братство и Любовь -
Приходится терпеть гоненья
И льется вновь повсюду кровь…

Но не умрут Христа идеи –
Желанный миг наступит скоро,
И большевистские затеи
Погибнут вместе и их же сворой!

Повсюду радость будет вновь
Свершится чудо из чудес!
Да воцарится мир, Любовь!
Христос Воскрес! Христос Воскрес!


«Социалист-революционер». Пасхальный номер. № 58, 22 (3 апреля) 1918 года.



ВЕРИН
Он и Они

Для потехи своей, что бы сплин разогнать,
Царь парады устраивал войску;
Издавался приказ – солдат бравых созвать –
Было много и шику и лоску.

И доволен был царь, подневольных людей
Наблюдая парада муштровку,
Любовался он тем, что голодных парней
Заставляли ломаться с винтовкой.

Что ни царский денег, то парадец войскам
И из пушек пальба над Невою…
А о том - как жилось на Руси беднякам –
Самодержец не думал с женою.

А теперь? Безработными пруд хоть пруди
Нет ни хлеба, нет денег, работы…
Но зато, брат голодный, любуйся, гляди
На властей торжество без заботы!

Тридцать тысяч ушло на парадец у нас3,
Но зато и парадец на диво!
А что вы голодны, - наплевать нам на вас
Было б только шикарно, красиво.

А не лучше ли было бы в биржу труда.
Эти деньги отдать безработным?
Впрочем, я виноват! Вы теперь – «господа»
И должно быть не пара голодным.


Л.З.
Рабочие

Проходит много их. В нахмуренных бровях,
В глазах, в улыбках и морщинах
Внедрился чад печей, стальная пыль станков,
Упрямство скрытое в машинах.

В руках засохших от огня,
И в пальцах, твердых, точно корни,
Скопилась мощь паров, закованных в котлах
Огнем накопленная в горне.

Угрюмо картузы натянуты на лбы,
Карманы вдавлены руками,
Как будто камни в них лежат
Большие, с острыми краями.

И будет некогда: железные ряды
Сплотятся мощно и сурово
И крикнут «Мы хотим!», и скажут «Наш черед!»
И жизнью облечется слово.


ГЕРАСИМОВ
В городе

В сады железа и гранита,
В аллеи каменных домов.
Пришел я, веснами обвитый,
На зов торжественный гудков.

Я раздружился с ветром воли
Забыл безудержный размах,
И тишину родных раздолий
И землю мягкую в цветах.

Я променял на камень жесткий
Шелка баюкающих трав
Я полюбил цветныя блестки,
И шумы уличных забав.

Захвачен в быстрые потоки,
Я стал душе своей чужей.
И стали мне – как сон далекий,
Былые дни среди полей.



Андрей ДИКИЙ
Машинам

Мы не вас ненавидим, заводы,
Злобы против машин не таим,
И не шахт подземелья и своды
Мы в работе проклятьем клеймим.

Нам шкивы и приводы покорны
Взмах руки или натиск плеча
И погасли вагранки и горны
Как от буйнаго ветра свеча;

Взмах руки и безмолвны металлы,
Раздраженно пары не свистят,
И холоднаго шлака кристаллы
В черных топках бездушно блестят.

Так же знаем, что наши печали,
И станкам и машинам близки:
Сколько раз они гневом звучали,
В дни тяжелой рабочей тоски.

Как прибой у подножья утеса,
Мерно бились под нами ремни,
Напевали любовно колеса
Про грядущие новые дни…

Мы в союзе с огнем и металлом
Созывая, сольемся в одно,
Всюду в жизни, в великом и малом
Неразлучно нам быть суждено…


Мих. АРТАМОНОВ
Забастовка

Как груда развалин, как остов немой
Разбитаго судна среди океана
Затих длинный корпус, окутанный тьмой,
Основа в машинах еще не заткана.

Мрачны силуэты немых корпусов,
Остыли котлы, и бессильны машины,
Бесстрастной рукою железный засов
Хранит на рассвете пустыя руины…

Уток и основу, приводы станка
Покрыли узоры опавших волокон.
На эту картину усталой тоски
Свет падает тускло из застланных окон.

Ничем не пронизана мертвая тьма
Над хаосом пыльной немой обстановки,
И стала вдруг фабрика точно тюрьма,
Лишь сторож на месте во дни забастовки.


«Социалист-революционер». Первомайский номер. № 66, 1 мая (18 апреля) 1918 года.


Николай ГЕЛЛЕНДЕР
Ты знаешь край

Ты знаешь край где львы пейзанов бреют,
Где мысль метлой гоняют со двора,
Где большевик коммуну нам лелеет,
Где Ленину рабы кричат ура!..
Где нет аннексий, нет и контрибуций,
Где братство насаждается штыком;
Где вместо хлеба дадут вам резолюций,
А в случае протеста – в шею кулаком!..
Где Троцкий «гордо» диктовал мир немцам,
«Интернационал» там в Бресте утвердил,
На страх врагам, на страх всем иноземцам,
Печатью Каина народ свой наделил…
Где власть советов мирно процветает –
Послушная, что скажет большевик.
Чуть воли захотел – штыками разгоняют!..
И грязным сапогом ваш заглушают крик.
Где Стучкин суд4 так пышно расцветает…
Застенок старый принят в образец.
За адвоката дворник защищает,
А прокурор кастрат, или скопец…
Где урожай велик но… Только на кладбище,
Где безработицы не знает гробовщик…
Где Луначарский культурныя жилища,
Устроить захотел но… вышел козырь пик…
Где землю раздают бесплатно – «три аршина» -
«Сицилизацией» реформу ту зовут,
Где мужику чин дали «гражданина»,
А все же подати по старому дерут…
Где вместо армии бандитов набирают,
И воинский устав – один сплошной скандал,
Где обыватели от страха умирают, -
И где начальником безграмотный капрал.
Где вместо школ детей сажают в баню,
А комиссарчики живут в особняках.
Где попечителем назначен сторож Ваня,
Наставником - ассенизатор…
Где все учителя уж грамоту забыли,
Учебником им служит ленинский декрет…
Где самогоночку в училище варили,
Не делая из этого секрет…
Там где контроль заводы упраздняет
И армия голодных бродит по стране.
Где комиссар Дыбенко удирает
С Коллонтай-ведьмой на спине!..


«Социалист-революционер». № 67, 3 мая (20 апреля) 1918 года.


ВЕРИН
Современная картинка

Из губернии голодной, где муки и хлеба нет,
В хлебородную губернию за мукой приехал дед.
Все управы продовольствия дед приезжий исходил,
Но на вывоз разрешения он нигде не получил.
«Знаем, знаем вас мешочников! Отправляйся ка комой!
Вишь расхныкался, подумаешь! Ей, проваливай, седой!».
Ребятишки дома плачутся – все иссохли с голодухи, -
Деду чудится как ждут его и протягивает руки…
«Будь, что будет» - дед решил. На базар с мешком сходил
И три пуда у татарина он ржаной муки купил.
«Не пустому же ворочаться мне отсюда к нам домой,
Хоть недельку с хлебом будем мы» - так сказал старик седой.
Едет дед, беды не чуя. «Буду скоро дома я!
Вот обрадуется хлебушку вся голодная семья!».
Но однако не пришлось ему довести муку до дому –
На пути где-то на станции вышло дело по иному…
Был оцеплен красной гвардией поезд тот со всех сторон,
И у всех сидящих в поезде обыск был произведен.
На мольбы, на слезы дедовы мало «воины» взирали
И муку, как «нелегальщину» моментально отобрали…
Дома ждет семья голодная; ребятишки хлеба ждут…
Целый день они, несчастные, хлеба просят и ревут…
Эх, ты время безотрадное! Хоть ложись да умирай!
Спекулянты возят тысячи, а ты пуд и тот отдай!..


«Социалист-революционер». № 72, 14 (1 мая) 1918 года.

1 Номер газеты с началом стихотворения не сохранился.
2 Апаши – криминальные, бандитские группировки, отличавшиеся особой жестокостью, орудовавшие в Париже в конце XIX – начале XX вв. (примеч. составителя).
3 Уфимская организация партии эсеров отказалась участвовать в первомайском параде, организованном в Уфе советской власть. На страницах «Социалиста-революционера» звучали призывы к жителям не приходить на парад.
4 С марта 1918 года наркомом юстиции был назначен Петр Иванович Стучка, ставший одним их авторов Декрета № 1 о суде. Декрет упразднял институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры и мировых судей (примеч. составителя).