?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Поэзия в уфимских белогвардейских газетах «Армия и народ» и «Великая Россия» 1918-1919 гг.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas
Свице Я. «Мы будем биться до конца!..». Стихотворения опубликованные в 1918 и 1919 годах в уфимских белогвардейских газетах «Армия и народ» и «Великая Россия». В серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX – начала XX вв. // Истоки. – Уфа, 2018. - № 37 (12 сентября).

Янина СВИЦЕ

«Мы будем биться до конца!..»
Стихотворения опубликованные в 1918 и 1919 годах в уфимских белогвардейских газетах «Армия и народ» и «Великая Россия»


В № 20 еженедельника «Истоки» от 16 мая, в серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX - начала XX вв., были опубликованы стихотворения напечатанные летом-осенью 1918 года в газете «Армия и народ». Выходила она в тот период, когда части белой армии при поддержке чехословацких соединений заняли Уфу. Газета издавалась Бюро печати при штабе формирования частей Народной Армии Уфимской губернии. Редакция находилась в бывшей типографии Соловьева, на улице Центральной в доме № 5, редактором являлся Ф. З. Чембулов. Даты приводились по старому стилю, и даже в колонтитуле давалось объявление: «Редакция просит рукописи представлять написанныя четко и по старой орфографии».
В майском номере «Истоков» публикация стихотворений печатавшихся в этой газете, была сделана по ее неполной подшивке, хранящейся в Книжной палате Республики Башкортостан. В Национальном архиве РБ мне удалось обнаружить другую, и тоже, к сожалению, не полную подшивку. И здесь приводятся еще несколько стихотворений из газеты «Армия и народ».


П. СОКОЛОВ

Маленький фельетон
Российскому гражданину

К тебе, прославленный кумир,
Воспетый в сотнях песнопений,
В ком виден был, казалось гений,
Кто удивлял собою мир,
Кого боялись все народы,
О ком шумят уж многи годы,
Кого везде и всюду знают,
Кому завидуют, внимают, -
К тебе, о славный мой народ,
Отлично зная наперед,
За дерзкую что будет речь
(Уж лучше в гроб мне было лечь!)
К тебе, великий, обращаюсь.
Ты не сердись. Утешься тем,
Что я – твой сын. Но опасаюсь,
Что не поймешь меня совсем.

Все дал тебе Творец, чтоб быть
Счастливым и безбедно жить:
Простор полей, лесную тень,
Морскую даль, речную гладь,
Прохладу ночи, теплый день,
Здоровье, силу – счастью мать, -
Всего, что можно пожелать.
И ждали все с надеждой твердой,
Что слово новое людям,
Измученным в борьбе душам,
Произнесешь с улыбкой гордой
И поведешь в тот светлый край,
Где слез и горя вовсе нет,
Где вечно солнце, вечный рай…
Каков же твой на все ответ?

Ты был ленивым с первых дней;
Теперь - противен со своей
Неповоротливостью мертвой.
Блеснувши искрами живыми,
Заглох, померкнул разум твой,
И, только плутнями своими
Его разбудишь иногда;
Но даже в плутне – и тогда
Ты пошл с подвохами твоими.
Ты очерствел и одичал,
Не хочешь знать, что в свете есть
Любовь, свобода, правда, честь, -
Не даром столько время спал?

Куда твоя девалась сила
И тот прославленный размах,
Про кои так молва звонила?
Все это только на словах.
Все начинания делишки,
Больныя, жалкия мыслишки,
Твои убогия мечты –
Ничтожны, как ничтожен ты!..
Ты стал нахален до предела:
Простой, открытый, мягкий нрав
Пропал: душонка очерствела;
Живешь законы все поправ.
Слоновой шкурою покрытый,
Бесчувственный, глухой, немой
Боясь нарушить свой покой,
Лежишь ты богом позабытый,
Как потерявшая красу
Колода сгнившая в лесу.
Однажды, маленький по виду,
Но очень дерзкий человек
Так оскорбил тебя, что ввек
Другой запомнил бы обиду.
А ты? Спокойно посмотрел
И хоть чуть-чуть бы покраснел…
Тебя избили, наругали,
Втоптали в грязь и оплевали.
А как на это отвечаешь?
Бахвальством, целым морем фраз, -
С утра до вечера болтаешь,
Но дело сделал ли хоть раз?
Не сделал. Миру на показ
Все в той же луже обитаешь.
Спеша друзья помочь желают,
Охотно руку подают, -
Увы, напрасно ожидают:
Тебе не в силу лишний труд.
Себя оправить не пытаешь;
От грязи, смрада – нет вреда, -
Твоя любимая среда,
Их ты совсем не замечаешь

Среди обилия богатства
Живешь убогим бедняком.
Зато до мелочей знаком
Закон плетей и казнокрадства.
Ты неизменно покрываешь
Дельцов, не знающих стыда, -
Они чистехоньки всегда;
И недовольных – усмиряешь.
В большом почете у тебя
Прохвосты, рыцари наживы,
На средства так не прихотливы,
И ты ласкаешь их любя.
А им меж тем всегда с руки
Дорога прямо в рудники.
Кругом скопилась мерзость, гной,
Разврат, насилие, разбой,
Грабеж, хищения, подлоги,
Растраты, - уйма темных дел…
И как же счастлив твой удел
О, мой герой… с большой дороги!

А почему идет все врозь
И так неправдою богато?
Твое проклятое «авось»
И «как-нибудь» тут виновато.
Ты – разгильдяй, и ни на чем
Сосредоточить мысль не хочешь:
По виду будто и хлопочешь
А в дело ль? Богу знать о том.
К своей работе не привязан
Кой как спешишь ее свалять;
Внимания не хочешь знать, -
Как будто ею ты наказан.

И так живешь в помойной яме, -
Воистину блестящей раме!
Кругом неслыханно смердит!
Заразу, гибель всем сулит.
Когда ж на мерзость ту сосед
Тебе укажет – ты в ответ
Сметаешь зло в единый мах, -
В двух остроумнейших словах.
Затем в потоках бесконечных
Ругаешь встречных, поперечных.
Меж тем виновник стольких бед –
Ты сам, несчастный дармоед.

Ни капли пользы не дадут
Все ухищрения, желанья,
Вои благие начинанья
За час бесследно пропадут:
В них нет и признака вниманья –
Одно сплошное краснобайство
Бахвальство, ложь и разгильдяйство.
Всегда оплеванный, избитый,
Голодный, рваный, неумытый
В хвосте всю жизнь тащится станешь
Среди продажности и зла…
Не развязать тебе узла,
Покуда ноги не протянешь!


«Армия и народ»
№ 71, 29 ноября 1918 года


В.В.
Вперед!

Вперед, вперед, на бой кровавый,
России верные полки!
Вперед! Покройте вечной славой
Свои знамена и штыки!
Не раз вы миру показали
России мощь в лихих боях,
И беззаветно погибали
За честь Отчизны на полях…
И не однажды враг надменный
Разбитый в прах, от вас бежал…
Вперед, солдаты! Час блаженный,
Победы славный час настал:
Уже Вильгельм ошеломленный,
Лишился трона и венца…
Вперед, войска, на бой священный!
Мы будем биться до конца!


«Армия и народ»
№ 74, 3 декабря 1918 года


Б. Н.

Под знамя!

В дни суровых испытаний
Нам ниспосланных судьбой,
В дни тяжелых ожиданий
Новых бед страны родной.

Тайный враг повсюду сеет
Клеветы и розни яд,
Красный призрак снова реет
Злобой мстительной объят.

Зыбких слов угроз неясных
Невидимо ткется сеть…
В снах тревожных и опасных
Бьется мысль, стремясь взлететь.

Зорок враг… Но он не страшен!
За отчизну – край святой
На простор полей и пашен
Вышла рать в бой огневой.

Четок шаг и смелы лица
Верных Родины сынов,
И врагу не долго биться:
Грозен стяг из трех цветов!


«Армия и народ»
№ 76, 10 декабря 1918 года



Т Д.

Героям

Они бодро идут, истомленные,
В дождь и стужу, в томительный зной.
Только верой одной, вдохновленные,
Верой в мощь их отчизны святой.
Не страшны им враги беспощадные
И кровавая смерть не страшна!
В сердце дума святая отрадная –
«Для России победа нужна!».
Чтоб рассеялось иго позорное,
Чтоб народ от засилья вздохнул
И рукою своей непокорною
Цепь вражды и убийств оттолкнул.
Пусть восстанет Россия победная
От кошмарного дикаго сна!
Истомилась, измучилась бедная
Захлебнулась от крови она.
Но теперь свое знамя могучее
Знамя Славы подымет народ.
И зловещия скроются тучи –
Солнце мира, свободы блеснет.
В ожиданьи борцы благородные
Стойко бремя лишений несут:
Велика еще сила народная
И враги от нея побегут.
Не угасла любовь беззаветная
К угнетенной России от бед
И герои ея незаметные
Ей сплетают венец из побед!

г. Уфа

«Армия и народ»
№ 84, 19 декабря 1918 года



31 декабря 1918 года красные вновь захватили Уфу, но смогли удерживать ее только два с половиной месяца. Весной 1919 года на территории бывшей Уфимской губернии проводилась уфимская операция, которой верховный правитель А.В.Колчак, предавал решающее значение в борьбе против большевиков. В ходе ее, 14 марта Западная армия генерала М.В. Ханжина взяла Уфу, затем колчаковцы заняли всю губернию.
В марте-мае 1919 года в Уфе выходила газета белых «Великая Россия». В Книжной палате Республики Башкортостан сохранилась ее неполная подшивка. Первоначально издателем «Великой России» был штаб 41 уральского стрелкового полка, редактором В.И.Зекин. Даты приводились только по старому стилю. До 4 апреля редакция располагалась по адресу: Пушкинская, 74. В этом, не сохранившемся двухэтажном кирпичном доме, в квартале между современными улицами Театральной и Ленина (сейчас здесь один из корпусов Медицинского университета), в 1912-1917 гг. находилась типография Н.В.Шаровкина. Затем она переехала в дом № 45 по улице Александровской. Здесь же размещалась и типография, о чем сообщало объявление в номере от 11 апреля «В следствии отъезда типографии Ицковича в Омск, печатание газеты временно переведено в типографию г-жи Хохловой (бывшая «Земля и Воля») Александровская, 45». Дом этот сохранился (К. Маркса,45). В номере от 30 апреля издателем газеты указан штаб Западной Армии, ответственный редактор - А. Сидоров. Два последних номера «Великой России» в подшивке за 28 (15 мая) и 29 (16 мая) выпускалась «Восточно-русским культурно–просветительным обществом», созданным еще 1916 году уфимским епископом Андреем (Ухтомским). Номер газеты 29 (16 мая) видимо был последним, вышедшим в Уфе, в нем сообщалось, что «Вынужденная обстоятельствами временно оставить город Уфу, редакция газеты «Великая Россия» намерена продолжать издание этой газы в городе Златоусте». 9 июня (по новому стилю) части красной армии овладели Уфой.
В публикациях «Великой России», в том числе и в стихотворениях, сохранялась дореволюционная орфография.



ЛАРИЧЕВА

Огоньки

Огоньки за Белой на рыбачьих лодках…
Помнишь ли тот вечер майскою порой!
У реки заснувшей, мы вдвоем сидели,
Любовались молча гаснувшей зарей.
Огоньки за Белой, огоньки и в сердце.
Аромат сирени в воздухе витал;
Об идейной жизни, о борьбе за правду
Мы под плески волн в сумерках мечтали
Оба молодые, с верою глубокой
Мы глядели в жизнь, не боясь труда.
Эта жизнь казалась нам такой же светлой,
Как в вечернем небе первая звезда.
Огоньки за Белой, огоньки и в душах,
Юные порывы… Чудная пора!
Отчего ж теперь вы, огоньки, потухли,
Отчего погасла яркая заря?
Отчего же, друг мой, позабыв былое,
Ты не встал за правду родины своей,
Как тогда мечтали. Где же наша сила?
Огоньки былые, где же вы теперь?!

«Великая Россия», № 18 (11 апреля) 1919 года.





ЛАРИЧЕВА

К большевикам


Где же Россия1, …
Где ее братство, …

Где же единство …
Каин на Авеля …
Вместо рассвета …
Заревом крови восток…
Что же, когда вы проснетесь уснувшие,
Что бы взглянуть, что творится вокруг,
Что бы понять как наивны стремления,
Как не широк ваших помыслов круг.
Верно пробудит от пиршества дикаго
Грохот упавших позорных цепей,
Вопли возстапвших защитников родины,
Истины, блага желавших людей.

* * *
Вам, обещавшим земные сокровища,
Вам, ядовитой стоглавой змее,
Я говорю: «Оглянитесь изменники,
Есть еще правда на русской земле».


«Великая Россия», № 21 (15 апреля) 1919 года.


К. НЕСТЕРОВА

В страстные дни

Разливается скорбной волной
Колокольный нерадостный звон.
Замирая в дали голубой,
В сердце грусть навевает мне он.

Полумраком окутан весь храм,
И при блеске свечей огоньков,
В середине виднеется там
Плащаницы печальный покров.

Но не вечно же будет рыдать
Эта скорбная песнь похорон,
И не будет тоскливо звучать
Колокольный нерадостный звон.

Скоро новыми звуками он
Воскресенье Христа возвестит,
И печаль, словно праздничный сон,
Далеко, далеко улетит.

Все о счастье кругом говорит,
Всюду новая радость видна,
И природу так властно живит,
Вся весельем сияя весна!

Так воскреснет и наша страна,
Возродится для радости вновь,
Будет сильной и славной она,
Не польются в ней слезы и кровь.

Ведь не будет же вечно рыдать,
Безнадежная песнь похорон,
И тоскливо не будет звучать
В ней людей изстрадавшихся стон.

Нет, нет!.. Скоро ее оживит
Новой жизни счастливой весна.
Все так властно о ней говорит,
Всюду близкая радость видна.


«Великая Россия», № 24 (18 апреля) 1919 года.


М. МЕРКУЛОВ

Христос Воскрес!

Как много мы перестрадали
За эти бурные года!
Какие радужныя дали
Для нас померкли навсегда!
Среди утрат, среди крушений
Одно мы знамя сберегли –
Звездой небесных утешений
Оно сияет нам вдали.

То стяг родного православья,
Надежда гибнущих славян.
Освобожден их братский стан
От трехсотлетняго безправья.

Хорват и чех, словак, русин
Необозримого пространства
Сомкнули грани в круг один:
Могучий светлый мир славянства!

Год воскресенья, год чудес
Мы кровью братьев искупили,
Но на священной их могиле –
Христос Воистину Воскрес!


А. ЖДАНОВ

Христос Воскрес

Гигантския свечи колоколен
Гирляндами огней терзают ночь.
Но смертью мир и злобой болен
И радоваться воскресению ему не в мочь.
Пусть в мире темь, пусть в мире зло,
У Иисуса так светло,
Ранней зорькой ночь зажжем,
Дети кроткия Христа,
Целуйтесь радостно в уста.
Бедняк богат в любви, как Крез –
Христос Воскрес,
Христос Воскрес!


ЛАРИЧЕВА


* * *
Вечно задумчивой, вечно тоскующей,
Всеми непонятой, всеми оставленной,
Песней рыдающей, в звуках чарующих
Дам я забвенье от жизни отравленной.
Я унесу тебя в страны далекия:
К рощам приветливым, к полю безбрежному,
К озеру светлому, где так таинственно
Смотрятся в воду цветы белоснежные.
Я усыплю тебя сказкой весеннею,
Чтоб ожила ты душою измученной,
Где все бушует, стремясь и волнуяся,
Словно в пучине грозой взбаламученной.


«Великая Россия», № 25 (20 апреля) 1919 года. Пасхальный номер.



Автор стихотворения не указан

Житейския невзгоды

В Москве торгуют на
улицах собачиной – фунт
собачьяго мяса стоит 30
рублей. Мышей продают
по 80 рублей за штуку.

Я видел Тверскую,
Я видел Арбат,
Толпу городскую
И рыночный ряд.
В мясных продавали
Крысиный помет
Мышей продавали
(Кто вкус их помет?),
Лягушек с гуммозом,
Мушиный экстракт,
Бруснику с навозом
И ножки собак.
Воскликнул я громко:
«Какой гастроном
Придумал так тонко
Кормить барахлом?
А где же телята,
Баран и свинья?
Ведь это ребята,
Лишь пища моя».
Ответствовал ясно
Мне лавочник тут:
«Совсем не напрасно
Всю пакость здесь жрут.
В рядах грязно-красных
Бык служит у нас,
В походах опасных
Он занят сейчас.
Бараны – те скопом
В совдепах сидят,
Облитые потом,
Делами вершат.
Свинья – та в «наркомах»
Снискала почет
И в царских хоромах
Давненько живет.
Осел же политикой
С некиих пор
Заведует с «критикой»,
Хоть глуп как топор.
Вопче до полтины
Жизнь наша дошла-сь.
Зато вот скотина
В цене поднялась».


НОВИЧОК

Песня Народной Армии

Мы к бою с врагами готовы,
Нам Бог да поможет в борьбе,
С врагами нам битвы не новы,
Мы верим правдивой судьбе.

Нам красные рай обещали –
Свободу и землю, и хлеб;
Неволю с расстрелами дали
Коммуну и красный Совдеп!

Россию они разорили,
Богатства сбирая себе,
Свободу нагайками били
И честь потеряли в борьбе.

Ни Бог и ни чорт им не страшны,
Хотели весь мир повернуть,
Последствия дел их ужасны!
Дай Бог нам свободу вернуть!..


«Великая Россия», № 31 (30 апреля) 1919.



Н. МЕРКУРЬЕВ

Орлам Каппеля

За высокой стеною Урала,
За простором тайги вековой
Русь ваш клекот, орлы, услыхала,
И зовет вас на помощь, на бой!
Чу летят! Мирно машут крылами
На призывы летят из тайги…
Вы трепещете ль встречи с орлами,
Истомленной отчизны враги?!
Этих клювов могучи удары,
Эти когти смертельно разят!
Скоро, скоро желанной Самары
Золотые кресты заблестят!


«Великая Россия», № 53, (28 (15) мая) 1919 года.


1 Из-за типографского брака можно прочитать только конец стихотворения (прим составителя).