?

Log in

No account? Create an account

Поэзия в газете красных «Наш путь», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas
Свице Я. «Для чего тебе дали винтовку, привинтили отточенный штык?..». Поэзия в газете красных «Наш путь», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года. В серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX – начала XX вв. // Истоки. – Уфа, 2018. - № 42 (17 октября). – С. 6-7.

Янина СВИЦЕ
«Для чего тебе дали винтовку, привинтили отточенный штык?..»
Поэзия в газете красных «Наш путь», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года


В №№ 18 и 19 «Истоков» от 3 и 10 мая 2018 в серии Антология русской поэзии Башкортостана «XIX – начала XX вв.» по подшивке, хранящейся в Книжной палате, были опубликованы стихотворения, напечатанные в политической и литературной газете «Наш путь», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года, в период, когда город был занят частями красной армии. Выпускал ее политотдел 5-ой армии, ответственный редактором являлся В. Сорокин, одним из членов редколлегии и начальником типографии - Ярослав Гашек. Еще несколько номеров «Нашего пути» (с № 2 от 12 января по № 51 от 12 марта 1919 г.) сохранились в фондах бывшего Партархива, ныне входящего в состав Национального Архива Республики Башкортостан.
Предлагаем читателям «Истоков» еще одну подборку стихотворений из этого уфимского издания времен гражданской воны.


БЕЛЯКОВ
Мировой пожар

Весь мир горит огнем восстанья,
Настал царям расплаты час,
На вековых своих тиранов
Униженный поднялся класс!
Народ бесправный и голодный
Не мог уж более терпеть,
Чтоб по его спине гуляла
Нагайка царская и плеть.
В одно могучее слилися
Рабочий, пахарь и солдат.
Рукою мощною бросают,
Своих тиранов из палат.
Гори сильней, восстанья пламя,
Пожар стихийный, мировой
Мы водрузим свободы знамя
Своей мозолистой рукой!
И пусть оно над миром веет
Как символ радостный труда;
Из рук трудящихся не вырвет
Его никто и никогда.
Пусть враг силен, но вражьи силы
Не страшны доблестным борцам:
Отмщенье мы несем тиранам,
Мир хижинам, войну дворцам!!!


«Наш путь», № 2, 12 января 1919 года.



П. ЯРОВОЙ
Песня

Сердце просит любви…
До любви ли в бою?..
Нет, я песню пою
О пролитой крови
На широких полях,
О погибших в бою
Скорбно песню пою
На гремучих струнах.
Жизнь на битву зовет
С ратью черных врагов;
Звуки вражьих шагов
Сердце яростью рвут.
Сердце просит любви…
Разве можно рабу,
И в цепях, и гробу
Говорить о любви?..
Нет, раб должен разбить
Угнетателей рать,
И потом уж сказать:
«Сердце, можешь любить…».
В мае ласка цветов,
В мае девы нежны…
Но винтовки нужны,
Что бы выгнать врагов.
В непогоду зимой,
Когда зябко в крови –
Сердце просит любви…
Не волнуйся, постой!
Ты забыло в бреду,
Сто неволя придет,
Твои силы скует,
Обморозит во льду.
Нет, я песни пою
Тем, кто в битву пошел,
Кто свободу нашел
В беспрерывном бою.


АСКО
Мобилизованному

В час свиданья, в час разлуки
Будут слезы, будут муки…
И крестом положенные руки
Станут звать тебя назад…

Эй, солдат!
Красной армии борец!
Пусть поплачет твой отец,
Пусть поплачет твоя мать…
Ты ж не должен слез ронять!..
Вскинь ружье!.. Иди, не стой!
И, расслабленный тоской,
Не смотри туда, - назад…
Там неволя… горе… стоны…
Тюрьмы… каторга… поклоны…
Кандалов надетых звон…
Крик заглушенных сердец…

Эй, солдат!
Слушай, брат…
Красной армии борец!
Вскинь ружье и мерным шагом
Под Советским красным флагом
Без раздумья и сомненья
Смело путь держи вперед!..
Скоро будет новый год…
Скоро буде Воскресенье, -
То воскреснет весь народ!...


«Наш путь», № 7, 18 января 1919 года.



19 января 1919 года в Берлине были убиты Карл Либкнехт и Роза Люксембург. В Уфе 22 января был объявлен траур, и, несмотря на мороз, организована траурная процессия. В выходивших в эти дни номерах газеты это событие стало главным материалом: публиковались гневные и призывные статьи, и такие же стихотворения. В ожидании начала мировой автор П. Яровой в своем стихотворении «Призыв» не пожалел эпитетов и красок. Скорее всего, Яровой был членом политотдела 5-ой армии или членом редакции «Нашего пути». Его стихи, публицистические заметки, небольшие очерки появлялись на страницах газеты регулярно.



П. ЯРОВОЙ
Призыв

Кого эти дерзкие руки
Убили? Чье зверство свершилось?
Чьи думы, надежды и муки
Священною кровью сейчас обагрились?

Смотри пролетарий, не стало
Вождей твоих честных, любимых:
Сердца их пылать перестали
За всех угнетенных, гонимых.

Смотри как он нагло смеется
Он мрачный разгула искатель?
Смотри, как ликует предатель
Ты слышишь, как хохот несется…

«Убили»… И радостно воют,
Как волки, над жертвой кровавой…
Но кровь эту кровию смоет
Иди же, угнетенный, стеною…
Иди и не знай отступленья
Иди с возмущенной душою…
Нет варварам мрачным прощенья.

Семьею единой, могучей,
Семьей вдохновенной и твердой
Семьей неустанной, живучей,
Семьей возмущенной и гордой.

Стремительно, огненной лавой
Трубя, наступая, разите!
Боритесь отважно со славой…
И к солнцу победно идите.


«Наш путь», № 9, 21 января 1919 года.



М. ИОСИФОВА
Меж работой

В перерыве меж работой отдыхаешь душой,
Вспоминаются вьюги, метель и сугробы,
И окопы где мерзнет солдат наш родной
За свободу и счастье народа.
Быстро мысли несутся одна за другой –
Взяв Казань, и Симбирск, и Уфу,
Пролетарский боец, закаленный в боях,
Все стремится вперед и вперед.
Слава павшим борцам,
Пролетариям нашим свободным,
Воспою свою песню я вам…
А потом и опять за работу…


«Наш путь», № 17, 31 января 1919 года.


ТАНСУЕ
Современные мотивы2

Учредиловцы:
Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно…


Буржуазия:
Прошли золотые денечки…


Попы:
От гражданской войны
И отделения церкви от государства
Избави нас Господи…

Спекулянты и мародеры:
Ох, полна моя коробушка
Аннулированных векселей…


Студенты:
(удирая с белыми)
Погиб я, мальчишка,
Погиб я навсегда,
Сюда не вернуться
Мне больше никогда.


Рабочие:
Не устрашит нас бой суровый:
Нарушив ваш кровавый пир,
Мы потеряем лишь… оковы,
А завоюем целый мир.


«Наш путь», № 25, 9 февраля 1919 года.



А. МЯСНИКОВ
Вечная слава!

Вечная слава борцам
За дело свободы
Братства и мира творцам
Вечные годы.
Крепко забили ключи
Силы народной,
Куй поскорее штыки,
Люд пробужденный.
С гордой отвагой в груди,
Честен, спокоен
Смело на подвиг иди,
Трудящийся воин.
Легок да будет твой путь
К вражьему стану,
Истинным воином будь
В бою неустанном.
Мир ожидает с тобой
Светлого мига,
Сбросим могучей рукой
Ненавистное иго.
Да воссияет навеки
Правда – рабочее право.
Павшим борцам за идеи
Вечная слава!



«Наш путь», № 27, 12 февраля 1919 года.


В. Ив.
Орел правды

Посмотри в небеса, густо тучи сошлись,
Помрачая лазурную даль;
Ветер злостно кружит, сор и пыль поднялись,
В сердце жар и печаль.
Сердце хочет найти светлый луч золотой
Сквозь туман нестерпимого горя,
И томится надеждой , лишь светлой браздой
Промелькнет средь тумана заря.
Вдруг прорвался туман и огнистым снопом
Брызнул свет на теснимую грудь,
И воскресло вдруг все в царстве солнца святом,
Осветился к счастливому путь.
Но, смотри… вон, вдали… видишь, в небе златом
Два орла в мертвой схватке сплелись…
Видишь, бьются они… нет из них ни в одном
Намеренья назад унестись!

Ныне тоже: лишь только свободы заря
На востоке успела восстать,
Как все хищные вороны, слуги царя,
Собрались вмиг в зловещую рать.
И орел царских слуг с орлом правды сошлись
В бой решительный: жизнь или смерть;
Равной силы две рати тотчас поднялись –
Задрожала от ужаса твердь!
Но не думай ты, враг: орел правды твою
Разорвет нечестивую грудь:
Орел правды всегда победит всех в бою,
Сбросит сверху в зловонную муть!
Если дед не возьмет, его внуки возьмут,
Но не будет на свете раба,
И подымится русский измученный люд
В царство воли, любви и труда!



«Наш путь», № 31, 16 февраля 1919 года.


ИКА
Наш долг

Когда за ратью рать идет в жестокий бой,
И слышится везде орудий мощный грохот;
Когда под свисты пуль и смерти страшный хохот
Рождается в борьбе и муках новый строй;
Когда струится кровь из тысяч ран кругом
За право бедняков, забытых злою волей;
Когда, свергая гнет, с мечтой о лучшей доле
Трудящийся ведет последний бой с врагом, -
Преступно выжидать, позорно медлить нам!
Во время жарких битв нельзя, умывши руки,
Спокойно лицезреть на кровь борцов и муки.
Скорей на помощь им! Наш долг – помочь борцам.



Павел НИКИТИН
Мечта

Настал последний грозный час,
Предрешена судьбою битва –
Взгляни вокруг, не мало нас,
В душе решимость – не молитва.

Мы верим в лучшее и ждем…
И за него в борьбу вступаем,
И если, может быть, умрем,
Свою мечту вам завещаем.

Она огонь, она маяк.
Ее зажгли мы в царстве ночи,
Ее улыбка гонит мрак,
Рождает мысль, ласкает очи.

Мы отдадим свою мечту
Тому, кто истину лелеет,
Кто знает жизни красоту,
Любить обиженных умеет.

Тому, кто смело вступит в бой
И жизнь отдаст без сожаленья
За идеал мечты святой,
За дивный праздник возрожденья.


М. КОЛЕСОВ
В. ХУРСАНОВ
Добровольцы красной армии

Весь мир – единая семья

Как ни шипят враги свободы,
В бессильной ярости дрожа,
Все ж угнетенные народы
Подняли знамя мятежа.
Падут, как ветхие гробницы,
Притоны зла и темноты,
Сотрутся прежние границы
Во время власти бедноты.
По все углам земного шара,
К объединению зовя,
Проникли зовы коммунара:
Весь мир – единая семья.



«Наш путь», № 32, 18 февраля 1919 года.



В.С.
Демонстрация

Толпа под флагами кроваво-красными
Лавиной грозною течет вперед,
И песней мощною, словами ясными
Всех обездоленных к борьбе зовет.

Здесь столько радости! Лучи бодрящие
Приветно-ласково целуют всех…
Слова кремневые, слова пьянящие
Звенят и солнечный сулят успех.

Знамена алые призывно светятся,
И в этом отблеске душа борцов…
Как много яркого сегодня встретится
Среди уверенных стальных рядов!

…Толпа под флагами кроваво-красными
Лавиной грозною течет вперед,
И песней мощною, словами ясными
Всех обездоленных к борьбе зовет...


К. ПРОКОФЬЕВ
Красноармеец

- Для чего тебе дали винтовку,
Привинтили отточенный штык?
….1
Ты простой деревенский мужик?
- Я поеду сражаться за волю
Для себя и своих сыновей
Я хочу, чтоб мужик и рабочий
Не стонали в когтях палачей!
- Но кого же ты в битве застрелишь,
Кто умрет на холодном штыке?
Капли крови богатых иль бедных
Заблестят у тебя на руке?
- Если бедный стоит за богатых,
Потому что богатый сильней,
Я по трупам голодных и нищих
Проберусь в терема богачей!


Красноармеец И. ЕРМАКОВ
Будем праздновать победу

Будем праздновать победу
Пролетарских бедняков,
Что избавились от гнета,
От стеснительных оков.
Смело, смело, красный воин,
Расчищай тернистый путь.
Буржуа поддай ты жару,
Разверни стальную грудь.
Выше, выше, красный воин,
Алый стяг свой подымай,
Смело песню про свободу
Передай из края в край.
Пусть бедняк услышит песню,
Непосильный скинув гнет,
Что такой то на свободе
Пролетарский стал народ.
Будем праздновать победу
Пролетарских бедняков,
Что избавились от гнета,
От стеснительных оков.


А. ДРОБОЗИН
Красноармейцу-юбиляру

Рожденный Советскою властью,
Вскормленный народом Коммуны
Дорогою к светлому счастью
Идет воин храбрый и юный.
Дорога устлана костями
И алою кровью омыта –
Свинца и шрапнели дождями
Поверхность дорог покрыта.

Сегодня справляет Советская Русь
Годину ее выступленья,
Сегодня он скажет: «Я свято клянусь
Не знать никогда отступленья».
И с новою силой погонит врага
На севере, западе, юге,
И здесь на востоке его же нога
Растопчет остатки гадюки!


«Наш путь», № 37, 23 февраля 1919 года.


ИКА
Красная могила

В парке, близ аллеи, есть одна могила.
Мы в нее умерших братьев отнесли:
Злая вражья пуля жизни их сгубила,
И они уснули вечным сном земли.
Но еще недавно грудь их трепетала,
Взор горел отвагой, и в неравный бой
Шли они без страха против капитала,
Шли за угнетенных жертвуя собой.
Все на поле брани смертью храбрых пали,
Жизнью заплатили и костьми легли.
Памятник нетленный кровью начертали,
Вечная вам слава, красные орлы!
Тихо веют ветры около могилы,
Солнце чуть ласкает золотым лучом,
Шепчутся березы меж собой уныло,
Спят в могиле братья непробудным сном.


«Наш путь», № 3, 25 февраля 1919 года.


Красноармеец ЕРМАКОВ
У стен Кремля

У стен кремля
Зарыты ваши трупы,
Принесть себя на жертву вы могли.
В тот день
Сорвали тяжкие мы путы,
Но вы, друзья,
В могилу полегли.
Вы кровью обагрили
Наше знамя,
Священный стяг
Народной бедноты,
Зажгли в нас
Ненависти пламя…
Да будьте ж вы,
Убийцы, прокляты!


«Наш путь», № 39, 26 февраля 1919 года.



Красноармеец Ив. ЕРМАКОВ
Умер товарищ красноармеец

Умер товарищ красноармеец,
Умер от пули шальной.
Тихо скончался от раны смертельной,
Край он покинул родной.
Он не увидит деревню родную,
Старую мать и отца.
За бедняков он пошел избавителем,
Трудности нес до конца.
Холод и голод сносил терпеливо,
И на судьбу не роптал,
Шел и боролся с врагом капиталом,
И на посту тихо пал…
Умер с надеждой на светлое время.
Веря в счастливый исход.
Больше не слышно веселого смеха,
Плакал о смерти весь взвод.
С музыкой рота его хоронила,
Шел он в последний свой путь,
Очи его не откроются больше,
И не вздохнет больше грудь.
Спи же, товарищ, гроза капитала,
Сладок да будет покой.
Славное дело исполнил ты в жизни,
Светел пройденный путь твой.



«Наш путь», № 40, 27 февраля 1919 года.



Красноармеец Ив. ЕРМАКОВ
Мать и сын

Точно река разлилася –
Горько плачет мать,
Не пускает мать из дома
Сына воевать.
«Не ходи, сынок мой милый.
Брось ты всю войну,
На кого меня покинешь,
Мать свою, одну?».
«Полно, мама, тебе плакать,
Полно слезы лить,
Это дело не худое:
Белых буду бить.
Белый много нашим горя
Мужичкам принес,
Обирали под частую,
Сколько было слез.
И как все я это вспомню,
Кровь кипит во мне,
Полно плакать тебе, мама,
По вчерашнем дне.
Не один я буду биться,
С белым воевать,
А идет большая сила –
Безземельных рать.
Не горюй, моя родная,
Не грусти по мне.
Не в чужбине буду биться,
А в своей стране.
Обновим страну родную,
Сроем старый строй,
А для этой жизни новой
Мы пойдем на бой!».



«Наш путь», № 41, 28 февраля 1919 года.


АНАРХИСТ
В годовщину революции
К обманутым братьям в армии Колчака

И пал тяжелый трон, подточенный веками,
Подмытый кровию измученных людей,
И жалкий и больной с дрожащими руками
Лежит в пыли как раб, сам царственный злодей…
Порфира и венец – растоптаны толпою,
И скипетр разбит о камни мостовой
Могучий великан – Народ своей стеною
С усмешкою попрал наряд убогий твой.
Не нужны для него мишурные порфиры:
Его чело в лучах сияет без венца,
Он свергнул с алтарей бездушные кумиры,
Свобода и Любовь – убор его лица!

Два года уж лежит отдельными кусками
Престол низвергнутый в обломках алтарей,
Но вы слепые. Вы своими же руками
Готовы строить вновь престолы для царей!..
Забыли разве Вы, как мучились в темницах
И грызли кандалы, терзаясь средь ночей!
Иль Вы не видите следы на Ваших лицах,
Оставленные Вам кнутами палачей.
Нет! Помни мой народ обманутый веками,
Не обманись опять! Проснись! Вставай скорей!
Смотри, чтоб не соткать своими же руками
Порфиру новую для новых лже-царей.


Ф. БУЛАВИН
Будь на страже!

Будь на страже брат-рабочий,
Враг низвергнутый не спит,
Для тебя штыки он точит,
Царство лжи вокруг творит!
Велика в нем ныне злоба,
Хочет вторгнуться в страну,
Что бы ты ему до гроба
День и ночь ковал казну!
Он пиявкою вопьется –
Будет кровь твою сосать…
И тебе бедняк придется
У забора голодать.
Так смотри, бедняк-рабочий,
Будь на страже, враг не спит:
Царства злобы, царства ночи
Жаждет хищник-паразит!


«Наш путь», № 51, 12 марта 1919 года.


1 Из за повреждения газетного листа строчка не читается.
2 В репликах непролетарских персонажей использованы слова из нескольких тюремных песен начала XX в. (прим. составителя).

Поэзия в армейской газете «Красный стрелок», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas
Свице Я. «…Я отомщу ему штыком». Поэзия в армейской газете «Красный стрелок», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года. В серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX – начала XX вв. // Истоки. – Уфа, 2018. - № 43 (24 октября). – С. 6-7.

«…Я отомщу ему штыком»

Янина СВИЦЕ

Поэзия в красноармейских газетах «Окопная правда», и «Красный стрелок»,
выходивших в Уфе в 1919 году


В Национальном архиве Республики Башкортостан (в фондах бывшего Партархива) сохранился единственный номер политической и литературной газеты «Окопная правда» (№ 64 от 23 февраля 1919 года). Выходила она по вторникам, четвергам, субботам и воскресеньям, и была органом Политотдела 26-й стрелковой дивизии красной армии, но где издавалась в колонтитуле не было указано. Об этой газете времен гражданской войны сохранилось очень мало сведений. 26 дивизия входила в состав Пятой армии Восточного фронта, ведшей бои с отступающими на восток частями Колчака. «Окопная правда» печаталась в Бугуруслане, в Уфе.
«Окопная правда» вышедшая 23 февраля 1919 года являлась праздничным номером, посвященным первой годовщине создания красной армии, и весь текст в ней был напечатан красной краской. Среди других материалов редакция опубликовала стихотворение красноармейца Лезова «Из дневника». Упоминаемое в нем село Надеждино, вполне могло быть аксаковским Надеждино Белебеевского уезда Уфимской губернии, где в эти месяцы проходили бои. Но стоит сказать, что два села с таким названием существовали в соседней Самарской губернии. Красноармеец Лезов присылал свои произведения и в другие уфимские издания. Так его стихотворение «У Тинькашево» (За Уфимкою рекой, у Тинькашева, был у нас упорный бой, битва страшная…) было напечатано в издававшейся в Уфе газете красных «Наш путь» (№ 15 от 29 января 1919 года).


Красноармеец
стрелкового полка ЛЕЗОВ
Из дневника

Стоим на фронте нам не скучно
На днях пойдем наверно в бой
Дела идут благополучно,
Спектакль устроили мы свой.
Свои походные артисты
Среди товарищей нашлись,
Свои певцы и куплетисты
Повеселить нас собрались
Про этот бал красноармейский
Решил я написать стишок.
Прими привет наш полк К-ский.
Бис! Артистический кружок…

Село Надеждино ликует.
Вся беднота здесь любит нас,
А белый враг наш губы дует
За ним трепещет барский класс.
Ведь мы пришли сюда не даром,
Мы далеко еще пойдем
Могучим, боевым ударом
С лица земли врагов сотрем!
Довольно им поиздевались
Над бедным классом богачи.
Настало время, мы дождались,
Мы смерть несем нам палачи!
Итак, товарищи К-цы,
Мы снова в битвы полетим
Исчезнут все белогвардейцы.
Мы разобьем мы победим!
Там Колчаки еще хлопочут,
Контрреволюции полки
На нас штыки свои там точат
Но что нам ихние штыки?
Рабочий класс – стальные груди,
Вас закалила уж война
В боях не трусят эти люди,
А смерть им тоже не страшна!
Мы напряжем немного силы
Там пополнения дадут.
Пойдем мы смело до Сибири
Рабочие давно нас ждут.
Дух ненавистный капитала
Гнетет в Сибири бедный класс.
Ведь там страдальцев есть не мало
Как избавителей ждут нас.
Такими ж дружными рядами
Как под Казанью под Уфой
Мы снова с дерзкими врагами
Пойдем бесстрашно, смело в бой.


«Окопная правда», № 64 23 февраля 1919 года.


В этом же газетном фонде сохранилась неполная подшивка (с № 56 от 1 июля 1919 г. по № 92 от 12 августа 1919 г.) ежедневной красноармейской газеты «Красный стрелок». Это был орган Политического отдела Военно-революционного совета 5-ой армии. 9 июня 1919 части красной армии окончательно заняли Уфу, и «Красный стрелок» выходил в Уфе. По крайней мере, номер от 1 июля печатался во второй Советской типографии на улице Центральной (ныне ул. Ленина), а редакция размещалась на улице уже переименованной в Советскую (до революции она называлась Губернаторской) в здании бывшего Крестьянского поземельного банка. Сейчас здесь располагается Национальный музей Республики Башкортостан. Редактором издания был Ян Грунт (с сентября 1918 бывший редактором газет политотдела 5-й армии), после того как Грунт с июля 1919 возглавил главную официальную газету «Известия Уфимского губернского революционного комитета», редактором «Красного стрелка» стал Д. Тумаркин.
По всей видимости, членом редколлегии «Красного стрелка» была журналистка, писавшая под псевдонимом «Чужая». Она была автором стихотворений, небольших рассказов и публицистических заметок, таких как: «Идущие на смену» (в номере от 18 июля 1919 г., где описывает отправку из Уфы на фронт отряда красноармейцев); «Теперь тыл не изменит» (обзор писем, полученных редакцией из освобожденных сел и деревень, в номере от 7 августа).


Крестьянин Михаил ЗАХАРОВ
К Свободе!
Стихотворение перебежчика,
бывшего колчаковского солдата

Ни меч, ни плаха нам не страшны
К Свободе, правде мы идем,
С рабов сбиваем мы оковы,
Венец Свободы мы куем.

Мы путь широкий к ней проложим,
Ни мук, ни слез не будет здесь.
Еще последний раз ударим,
И угнетателям – конец.

Бедняк! Иди на зов великий,
Тебя рабочие там ждут.
Ведь ваши Красные Знамена,
Лучи и свет всему несут.

В свободном стане нет стенаний
Не льются слезы в нем рекой,
Здесь нет мучений и страданий,
Живут Коммуной Трудовой.

Еще последний раз нагрянем,
На свору псов и палачей,
Мы трон с землею их сравняем,
И жизнь польется веселей!

Все к жизни новой! Все вперед!
Вперед рабочий и крестьянин.
Заря багряная взошла,
И солнца дня уже блистает.


ЛЕШЕВ
Красноармейская песенка

Тянутся по небу тучи тяжелые;
Лист на деревьях от ветра шумит.
Гром все сильнее с грозою свирепою…
Гром не смолкая над миром гремит…
Долго готовилась ты, неизбежная,
К нашему тяжкому веку гроза…
Цель палачей, их работа прилежная
Нам всем внезапно открыла глаза.
Все мы, кто силен, в ком сердце забилося
В злобе на злых, вековых палачей,
Дружною ратью идем мы, веселые,
Бит капитал и врагов богачей.
В нашей победе мы с детства уверены:
Нас колыбель воспитала труда;
Мы воевать никогда не намерены,
Но кто заденет нас – всем тем беда.
Своих братьев, таких же рабочих,
Сумеем от шайки врагов отделить;
И среди дня, иль средь темной ночи
Кровь своих братьев не будем мы лить.
Ценим мы жизнь – как не ценят тираны:
Жизнь их – проклятый вампир-капитал;
Нас же крестьян и рабочих титанов
Целей высоких порыв воспитал.
Дружно, товарищи, красною ратью
Мы капиталу предъявим свой «дар»:
Тихим злодеям дадим мы проклятье,
Ярым – дадим мы смертельный удар.
Ну разразись же, гроза мировая…
Битвы последней настал грозный час…
И разнеси ты от края до края,
Весь, вековых угнетателей класс.


К-ц Ив. ФУРСАЕВ
Вперед!

Вперед о красные орлы!
На бой кровавый со врагами
Еще удар и трон падет
И распадутся все преграды.
На помощь нам идут уж братья,
Рабочий всюду восстает,
Он тянет нам по братски руку
На битвы, к подвигам зовет.
Дружнее стройтесь все в колонны,
На красный бой вперед пойдем.
Погибнем сами мы на битве,
Иль в прах врага мы разобьем!


«Красный стрелок», № 63 от 9 июля 1919 г.


ЧУЖАЯ
Красному Уралу
Стихотворение в прозе

После новой кровавой ночи ты,
Великан, поднялся из тьмы,
расправив свои могучие крылья…
Сладкая тайна безмерного простора
охватила тебя со всех сторон.
Свободное дыхание поднялось из
скованных недр твоих…
Ты ожил, красный Урал! Ты снова
Живешь!..
Шум и гул нарастающих красных
волн не раз заставлял тебя биться о
камни…
Вал за валом шумел, подобно
Бесконечному прибою.
Ты слышал крики рабов и грохот
их цепей…
Ты видел освободителей, спокойно
умирающих на эшафоте.
Ты видел их идущих неизменно к
победе…
Красный свет, разбивший мрак ночи,
пробудил тебя от гнетущего сна.
Ты видел падающие в прах и кровь
тела мучеников – борцов, ты видел как
за ними вставали все новые и новые!..
Ты видел все, гордый Великан,
но молчал и… ждал, затаив в себе
великие думы.
И вот дождался! Пришли к тебе
верные сыны, красные герои.
Они сорвали с тебя железные оковы,
они принесли с собой свободную жизнь…
Теперь снова ты ожил, снова
живешь!
На твоих горных вершинах стоит
уже могучая крепость. Через кровь и
трупы шли строители к ней.
Эта крепость – Свобода. Она как
маяк средь глухой темной ночи…
Тысячи теней ползут, уже
поднимаются по ее красным ступеням,
тысячи прозревших слепцов…
Сво-бо-да! Радостно шепчет каждый
из них.
Сво-бо-да! Вторит им как бы
в ответ горное эхо…
А они поднимаются все выше
и выше…
Вот они уже у входа в крепость…
Вот они уже вошли в нее…



Красноармеец НИЕЖМАКОВ
Мечты красноармейца

Злодей и враг мой есть на свете
Лишь тот, кто жил моим трудом.
Теперь за все мученья эти
Я отомщу ему штыком.
Второй уж год служу народу,
Воюю против Колчака,
Всего дороже мне свобода
И военны песни мужика.
Расстался я с своим семейством
Не видел его уж год.
Оставил я жену с малюткой
А сам все дальше, все вперед.
Вперед, туда к Сибири дальней,
Вперед, навстречу беднякам.
И ведь скоро день наш тот настанет,
Когда покончим с Колчаком!..

«Красный стрелок», № 70 от 17 июля 1919 г.



Красноармеец железной дивизии
Гр. ЛИТВИЦКИЙ
Красный барабан

Бей, бей барабан! Труба труби, труби!
В окна, в двери ворвитесь, как бурная рать.
В церковь! – Долой молящихся!
В школу! – Долой школяров!

Уот Уитмен


Эй, товарищ, страда наступила,
Ждет нас победа; неволя постыла
Все за винтовку туда, на Урал!
Белый бежит адмирал.

Жатва кровавая, жатва настала,
Масса рабочая дружно восстала,
Красный фронт крепнет, растет,
Солнце на полдень встает.

Начались праздники – красные зори;
Горя народного, горюшка – море.
Будни настали у нас,
Много работы сейчас.

Не обольщаясь слепою надеждой,
Яркие праздника сбросив одежды,
Все за работу скорей, -
Дело пойдет веселей.

Вольную волюшку, волю народную
Нам ли ее не любить!
Так заповедуйте детям свободную
Русь в поколеньях хранить.

Так заповедуйте: только свободную
Русь сохранить навсегда.
Дружно за дело, быстро и смело, -
Черная сгинет беда.

Видишь? Встает европейский рабочий
Иго терпеть ему тоже нет мочи,
Иго проклятых оков,
Ржавыя цепи рабов.

Дымом пожарищ объято пол мира,
Пламенем восстаний сожжена порфира,
Тронов обломки горят, -
То пролетарии мстят.

Мстят за позор векового насилья,
Мстят за страданья свои и бессилье
Сильным за слабость свою
В страшном, последнем бою.

Там, где знамена пурпурно алеют,
Нивы от крови народной краснеют.
Полно, товарищ, брось ждать,
Ну-ка, пойдем побеждать!

Эту победу кровавой ценою
Ты не получишь у нас за спиною,
Если ты друг нам и брат,
Будешь ты – красный солдат…

Наша великая, славная эра
Уж изжила недоноска ес-эра,
Умер, молчит меньшевик,
Грозный пришел большевик.

Небо зарделось от красных плакатов,
Воздух колеблется гулом набатов.
То миллионная масса идет, -
Песни Свободы поет.

Слышишь: над ними, как искры пожаров
Выкрики славных имен комиссаров
Ленина, Троцкого, Либкнехта, Розы.
В сердце народа и гордость и слезы.

Слезы незримыя памяти тех
В мире любил кто униженных всех.


ПУЛЕМЕТ
Крестьянину

Ты долго терпел и кормил тунеядцев,
Ты верил обманам «святых» святотатцев –
Ты силы своей не ценил…
Но кто заполнял боевые полки нам?
Кто бурку из злаков на землю накинул
И в дебрях пути проложил?
Не ты ли дробил вековечные скалы,
Засыпал овраги и вырыл каналы,
Чтоб дать лежебокам доход?
А что же за это имел ты в награду? –
Поборы, и водку, и бремя оклада,
Бесправье, и голод, и гнет…
Но вот, заалело победно над нами
Восставших рабочих багряное знамя,
И власть перешла к мозолям:
Досталась и воля тебе и землица,
И можешь отныне свободно трудиться,
Стремится к заветным целям –
Чтоб вместе с рабоче-крестьянскою властью
Идти неуклонно к великому счастью,
К всемирному царству труда…
Умей же крестьянин, отважно и ловко
Отстаивать красное знамя винтовкой
Бок о бок с рабочим всегда!..


«Красный стрелок», № 71 от 18 июля 1919 г.



Красноармеец С. БОТАНИН
Колчаковская

Ты холопский сын «Николки» адмирал,
Ты как заяц косоглазый, быстро побежал.
Ну куда, Колчак, торопишься бежишь!
Все равно от красных ты не убежишь.
Все равно тебе на троне не сидеть –
На осине скоро будешь ты висеть
НЕ ходил на красных ты бы воевать,
Не пришлось тебе бы «милый» погибать!



Красноармеец И. СОМОВ
Вейте, Красные Знамена!

Вейте, красные знамена,
С вами весело идти!
С вами счастье и Свобода
Ожидает нас вдали

Той свободы добивались
Сотни лет наши друзья,
Шли на смерть, в Сибирь на ссылку,
Гнили в тюрьмах не ропща…

Неужель теперь Свободу
Дорогую отдадим!
За нее клянемся честью, -
Мы ничто не пощадим!

Хватит рабства, прочь оковы!
Мы свободные сыны!
В бой идти всегда готовы,
Знамя наше впереди!


«Красный стрелок», № 72 от 19 июля 1919 г.




Кр-ец Ал-др ЖИДКОВ
Красноармейцу

Смелей, товарищ, не падай душою,
На бой, за свободу вперед.
Смотри, ночь сменяется яркой зарею
И близок уж солнца восход.
Недолго нам ждать, уже гибнут тираны,
Рассеются полчища туч –
Залечит в борьбе нанесенные раны
Свободы живительный луч.
Мы дети труда , все лишенья-невзгоды,
Все вынесем с честью бойца
И знамя, великое знамя свободы
Подняв донесем до конца.
Вперед же, товарищ, отбрось колебанья,
Зови на борьбу весь народ –
За мир где не будет ни слез ни страданья,
За мир без рабов и господ.

«Красный стрелок», № 74 от 22 июля 1919 г.



П. ДРИНОВСКИЙ
Песня

Разжигайте горн сильнее,
Бейте молотом верней,
Крепче, громче, веселее,
Потеснее и дружней.
Сталь горячая искрится,
Гнется тянется другой.
Пот, огнь и дым кружится,
Все шумит, кипит струей.

Все скорее на работу…
Дорог каждый час и миг.
Всем иметь одну заботу…
Сделать острый меч и штык.
Чтобы стройными рядами
Зло земное истребить,
И зажить, зажить годами…
Все обнять и полюбить.



«Красный стрелок», № 75 от 23 июля 1919 г.


Красноармеец железной дивизии
Николай ШЛЕНОВ
Предсмертные думы Колчака

В голове моей мозг иссыхает,
Истощилися силы мои.
Моя армия мне изменяет
И готовит в тылу мне бои.
Всю Сибирь охватили восстанья
Непокорных рабочих, крестьян –
Не желают они негодяи
Признавать Колчака и дворян.
Вспоминаю то время с проклятьем,
Когда принял Верховную власть –
Отомстят мне за это с изъятьем,
Чтоб не мог больше носа совать.
Где союзники? Что же не идут,
Знать забыли совсем про меня,
От руки пролетарской погибнуть,
Суждено мне теперь навсегда.
Вместо их идут Красные рати,
Забирают мои города…
Удирать скорей надо на Дон,
Пусть японцы спасают меня.
В голове моей мозг иссыхает,
Наступил моей жизни конец,
Моя армия мне изменяет,
Говоря мне открыто – «подлец!».


«Красный стрелок», № 78 от 26 июля 1919 г.



П. ДРИНОВСКИЙ
Пролетарий

Измученный, ограбленный,
Все сердце, мысль в крови,
Судьбою злой придавленный,
Век плелся по степи.

В поту, в грязи, израненный,
Голодный и больной
Беспомощный, оставленный –
Был Правдою святой.

Всю жизнь по свету маялся,
В конурах темных спал,
Всем вечно в ноги кланялся,
Тюрьму и бич лишь знал.

Но вот пришло сознание:
Собрал он силы все,
И строить начал здание,
Коммуны храм везде.

И тот кому он кланялся,
Кто пил веками кровь –
С мечем вампира бросился
Почуяв смерти зов.



«Красный стрелок», № 79 от 27 июля 1919 г.


Красноармеец МАТЧЕРСКИЙ
Часовой

Средь полей широкой степи
На часах стою
Под палящими лучами,
Зорко вдаль гляжу.

Тихо, тихо, не нарушит
Тишины степной,
Полный бодрости, отваги,
Голос боевой.

Степь и степь кругом меня,
Дышит полдень зноем,
Спит дружина боевая,
Утомившись боем.

Там, вдали, за горизонтом
Колокольчик льется
И серебряной волной
Где-то раздается.

Ветерок тихонько дышит,
Ковылем качая,
И блестит холодным блеском
Стали, зыбь речная.

Сон клонит меня, уснуть бы!
Отдохнуть немного…
Чу! Вдали рожок певучий
Затрубил тревогу!

Нет, то ветер, пробудившись,
Гонит вдаль волну,
Мозг усталый, воспаленный
Грезит наяву.

Мнится, будто выезжают
Казаков полки
И на солнце зло сверкают
Острые штыки…

Встрепенулся легкий ветер,
Зашумел камыш,
И рванувшись из болота,
Утки пронеслись.

Как устал я! Эх уснуть бы,
Отдохнуть немного.
Но нельзя мне спать, бодрее!
Страж ведь я народа!

И стою и, вдаль гляжу,
Врага я поджидая,
А в степи летают птички,
Песни расцветая.

И звенит вся жизнь степная
Словно рада зною,
Спит дружина боевая
Подкрепляясь к бою.


«Красный стрелок», № 81 от 30 июля 1919 г.


Красноармеец Иван ЭГЛИТ
Будь верен обету!

Пусть слово свободы
Толкуют превратно;
Но худшие годы
Ушли невозвратно.

В стремлении к свету,
Встречаясь с преградой,
Будь верен обету
И духом не падай.

Пусть миром забыты
Святыя уроки,
Камнями побиты
Вожди и пророки.

Пусть слово невежды
Восстанет стеною,
Пусть гибнут надежды
Одна за другою.

Всю жизнь не мирись
С позорной пощадой!
Погибни, борись
Но духом не падай.

Для славного дела
Отдавши все силы,
Бесстрашно и смело
Иди до могилы.

И к вечному свету
Стремися с отрадой
Будь верен обету
И духом не падай.


Красноармеец И. ФУРСАЕВ
Героям Урала

Привет Вам, герои Урала,
За правое дело борцы!
Много Вы крови пролили
В эти великие дни,
Много Вас было
На бранных полях,
Много погибло
В неравных боях.
Крепитесь же, братцы,
Победа близка,
Дружно и смело
Вы бейте врага.


«Красный стрелок», № 82 от 31 июля 1919 г.

Поэзия в армейской газете «Красный стрелок», выходившей в Уфев январе-апреле 1919 года. Окончание.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas
Свице Я. «…Я отомщу ему штыком». Поэзия в армейской газете «Красный стрелок», выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года. Окончание. В серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX – начала XX вв. // Истоки. – Уфа, 2018. - № 44 (31 октября). – С. 6-7.


Янина СВИЦЕ

«…Я отомщу ему штыком»
Поэзия в армейской газете «Красный стрелок»,
выходившей в Уфе в январе-апреле 1919 года



Кр-ец жел. див. Николай ШЛЕНОВ
Павшим товарищам

Вечная память вам, наши герои,
Армии Красной Труда;
ВЫ за Свободу погибли народа,
Не запятнавши себя.

Грудью своей защищая Советы,
Шли на свирепых врагов,
Бодростью духом ковали победы
Вражий сбивая оплот.

Ныне вы спите в холодной могиле
Землею зарыты сырой.
Но подвиги ваши никем не забыты –
Мы не ушли на покой.

За вас отомстим мы, товарищи –
Нашим исконным врагам.
В руках наших красные ружья
И смерть мы несем палачам.


«Красный стрелок», № 82 от 31 июля 1919 г.


Красноармеец НИЕЖМАКОВ
Песня красноармейца

За Уральскими горами
Колчак задумчиво сидит,
И с потухшими глазами
На Урал Колчак глядит.

Смотрит он, как вырастает
На Урале красный цвет,
Как рабочий выгибает
Спину, гнутую сто лет.

И задумавшись промолвил:
Теперь погиб я навсегда
И Урал, что я оставил
Не увижу никогда.

И Сибирь он не увидит,
Его угнали далеко
Туда к глубокому Байкалу –
А в Байкале глубоко.

Туда поместится не мало
Колчаковских сволочей
Мы потопим генералов
Всех кровавых палачей.

Сбросим цепи мы с рабочих,
Что страдали много лет,
Разобьем мы в тюрьмах двери!
Угнетенных – всех на свет!



«Красный стрелок», № 83 от 1 августа 1919 г.


Красноармеец А. Гусев
Обниму и расцелую

Давненько я не был в дереве родимой,
Давненько не видел родных.
Быть может случилось с ними скверное что-то…
Быть может их нет и в живых!

Хотел бы наведать деревню родную,
Увидеть знакомых и мать дорогую.
Узнать обо всех переменах в деревне,
Рассказать всем знакомым о жизни походной.

Рассказать бы хотелось о жизни на фронте,
О том, как сильны и смелы мы,
О том, как России свободной сыны
Дерутся за власть трудовую.

Нас не может никто никогда напугать.
Крепко держим мы Красное знамя.
С ним готовы всегда и везде умирать.
И в сердцах всех зажечь наше пламя.

Этих гадов ползучих мы в пух разобьем,
И вернемся в деревню родную.
Может быть моя мать еще будет жива:
Обниму я ее, расцелую…



Красноармеец ЕВДОКИМОВ
Тоска по городовому
Песенка буржуя

Городовой, как звучно это слово,
Какая власть, какая сила в нем.
Ах, я боюсь спокойствия былого,
Мы без тебя отчизны не вернем.
Мечтой небес, миражем чудной сказки
Опять встает знакомый образ твой,
И вижу я, что без твоей указки
Нам не пройти житейской мостовой.
Где б не был ты – ты был всегда на месте,
Всегда стоял ты грозно впереди,
В твоих речах, в твоих державных жестах
Один был знак: «Подайся, осади».
Бранился ль я с неугомонным Ванькой1,
Иль ночью брел по улице с трудом
Не ты ль мне был заступником и нянькой,
Не ты ли мне указывал мой дом.
Прекрасен клич восставшего народа,
Волнуют грудь великие дела,
Но без тебя и самая свобода
Запуганному сердцу не мила.
О, появись с багрово-красным ликом,
С медалями, крестами на груди
И обойди всю Русь могучим криком:
«Куда ты прешь, подайся, осади».

«Красный стрелок», № 85 от 3 августа 1919 г.


В. АБРАМОВ
В целом мире

В целом мире, в целом мире нет такого уголка,
Где б заглядывало солнце в окна бедняка.
Где бы крест плечей согбенных безнадежно не давил,
Где б теперь хватало сил.

В целом мире, в целом мире нет такого уголка,
Где бы руку пожимала только братская рука,
Где бы сердце не смущалось злобным шепотом вражды,
Не метались бы от горя и не гибло от нужды.



Ф.М. Макаров
Как сдавал Колчак Урал

Как Колчак сдавал Урал,
Без оглядки удирал
От Советского нажима,
Пробежал Челябинск мимо,
Буржуа за ним бежали
И болезненно кричали:
Стойте, братцы, окопаемся.
Все равно нам погибать,
Или лучше нам до Омска
Без оглядки удирать.
А рабочий кричит громко
Колчаку везде в вдогонку:
Эй, бежишь, колчак паршивый,
Генерал, мерзавец вшивый.
Сколь ты крови из нас попил?
Сколь крестьян ты порубил?
А теперь тебе, клопу,
Время сдать грехи попу.
Буржуа в Сибири воет
И сердечко сильно ноет.
Офицеры с ума сходят,
Как шальные тени бродят.
А попы, святы отцы,
Все запутали концы.
День и ночь молились Богу,
Чтоб найти им всем дорогу.
За моленье дал им Бог,
Чтоб остались все без ног.
И дороженьку им дал
Прямо в озеро Байкал,
Им на вечное веселье.
А рабочие то рады,
Что нашли себе отраду.
В Красной Армии у нас.


Красноармеец СОМОВ
Уже спали оковы

Тяжелого рабства уж спали оковы.
На небе блеснула красиво заря.
Вставай брат рабочий, построим мир новый,
Время не ждет, и пришла уж пора!
Возьмемся за дело, для блага народа
Чтоб всех паразитов гнать прочь от себя.
Долой тунеядцев, прочь свору бандитов,
Их всех мы щадить не должны никогда.
Оно нас веками под гнетом томили
лишь ради того, чтоб жилось им самим.
Попы нам небесного рая сулили –
Мы жили во тьме, и все верили им.
Но вот час пробил и рабочий проснулся,
Могучей рукою оковы разбил.
Услышав наш клич, на борьбу встрепенулся,
И песню победную он протрубил.



Красноармеец Б. К.
При отъезде на фронт

Не грусти жена, не страдай от скуки,
Это зло для меня преграда к науке.
Не мешай мне идти к великому счастью,
Не мешай бороться с кровавою властью.
Не мешай мне гореть светом коммунизма,
Пролетарская страна, вот моя отчизна.
Не мешай мне ненавидеть всех царей живущих,
Кровожадных бар и попов имущих.
Верь, что скоро труд будет у власти,
Сбросим всех мы, кто не нашей масти.



«Красный стрелок». Уфа, № 87 от 6 августа 1919 г.



Дементий ПРОХОРОВ
Красная песенка

Стройными рядами
Солдатики идут,
Лихо, - молодцами
Песенки поют…

Ружья за плечами,
Патроны на груди,
С такими силачами,
Хоть в самый ад иди.

Спешат они схватиться
С кровавым Колчаком.
Хватит им глумиться
И жить чужим трудом…

Идут солдаты в ногу,
Мечта их – жаркий бой,
Забил Колчак тревогу
Назад бежит шальной.



«Красный стрелок». Уфа, № 88 от 7 августа 1919 г.



Автор стихотворения не указан
Отступление белых

По улицам пыль поднимая,
Рядами тянулись войска,
Стремились, в Сибирь убегая,
Остатки солдат Колчака.

За ними вдогонку спешили
Туда же буржуи скорей.
Пожитки в корзины сложили:
Бежали к столице своей…

Из Уфы все буржуи удрали,
Но остался рабочий народ,
С хлебом-солью мы красных встречали,
И пойдем вместе с ними вперед…

И скоро к Сибири холодной
Рабочее войско дойдет,
Стремясь все к идее свободной,
Чтоб слился в одно весь народ…



«Красный стрелок». Уфа, № 89 от 8 августа 1919 г.

Номер газеты «Красный стрелок» от 12 августа 1919 года был весь напечатан красной краской, и посвящен первой годовщине создания 5 армии. В нем было опубликовано стихотворение Карпузи «К годовщине 5-ой армии». Через полгода (1 января 1920) в Уфе выйдет в свет первый номер художественно-научного журнала «Красные Мысли». В нем был размещен некролог и одно стихотворение С. Карпузи (полное его имя не было указано). Рабочий-металлист, он являлся секретарем политотдела 5-ой армии. В ноябре 1919 года приехав в Челябинск на партийную конференцию, скончался от тифа в возрасте 21 года.


Сотрудник штаба 5 армии
Иван ФУРСАЕВ
На годовщину 5 армии

По скалам высоких утесов,
Под градом шрапнелей врага,
По темным приволжским дорогам
Ты пятая Армия шла.

Ты долго боролась с врагами
Бывала в неравных боях,
Не мало сынов твоих верных
Осталось на бранных полях.

Год славной борьбы уже минул,
Ты духом крепка и сильна.
Народных врагов добивая,
Отваги и чести полна.

В глухую Сибирь наступаешь
И гонишь врага далеко.
И врагов всех своих разметаешь,
Тем прорубишь нам к свету окно.

Летите ж орлы боевые,
Народ угнетенный спасать!
За правое верное дело
Готовы всегда пострадать.

Всю трудность исхода героев
Не в силах пером описать…
О славных боях на Урале
Мы будем всегда вспоминать.

Вейся же красное знамя
На красных Уральских хребтах!
И сильное яркое пламя
Зажги ты в народных сердцах!



КАРПУЗИ
К годовщине 5-ой армии

Ты помнишь клич
В прошедшем годе,
Когда предателей толпа,
Поторговавшись за границей,
Нас оптом чуть е продала.

Ты помнишь горе-учредилку,
Ты помнишь как горя в кольце,
Казалось нам, что наше знамя
Уж преклоняется к земле.

Ты помнишь зов вождей народных,
Ты помнишь миг, великий миг,
Когда стихийною волною,
Встав в ряд, в Свияжск пошли на бой.
Один последний, страшный, грозный,
Могучий, красный, правый бой.

Вот год теперь, как красным фронтом
Мы, ощетинясь на врага,
Стираем в пыль, идем с победой
В закрепощенные края.

Из партизан, и из героев,
С горячей, …2 головой,
Мы стали сталью и бетоном,
Спаявшись красною звездой.

В боях под … пулеметов,
Под ливнем огненным свинца,
….
Солдат – борец за бедняка.

Солдат – защитник угнетенных,
Солдат – борец за батраков,
Солдат – наш красный проповедник,
Солдат – гроза за кулаков.

Сегодня в нашу годовщину,
Очистив Волгу и Урал,
Вступив в Сибирь, мы шлем призывы,
Всем нашим братьям по цепям.

Восстань повсюду люд рабочий,
Разбей оковы старых дней,
Ты слышишь грозные раскаты,
И хрип предсмертный палачей.

Немалый путь свершен бойцами,
Не мало их слегло на век,
Но за погибших снова встали
За одного сто человек.

Горят призывные зарницы,
Шум новых битв звучит везде,
И шире красные границы,
И мир кипит, верь, как в огне.

Сегодня в нашу годовщину
….
Всему трудящемуся люду
… светлый красный мир.



ЛИБУРКИН
Посвящается годовщине 5-ой армии

То не ветер свистал,
Не гудела земля, -
То Колчак отступал,
Оставляя поля.

На него наседала
Стая красных орлов,
В пух и прах разбивала
Остатки оков.

Она вихрем неслася,
Лавиной вперед.
Враг в страхе терялся.
Воспрянул народ!


«Красный стрелок». Уфа, № 92 от 12 августа 1919 г.


Как уже отмечалось в предыдущих публикациях о поэзии в уфимских большевистских и первых советских изданиях 1920-х годов, литературным разделам в них уделялось достаточно большое внимание. Работники политотделов, вероятно, хорошо понимали силу поэтического слова для целей агитации и пропаганды. Не была исключением и газета «Красный стрелок», в ней не только печатались стихи и небольшие очерки и рассказы, но даже существовало бесплатное литературное приложение «Красные звоны». В дореволюционной уфимской печати, например, ни у одной из газет так и не появилось литературного приложения. В подшивке «Красного стрелка» в Национальном архиве РБ сохранился только один номер «Красных звонов», № 3 вышедший 3 августа 1919 года. На четырех листах среднего формата, здесь были напечатаны несколько стихотворений а также небольшие очерки и рассказы: «Новый дом» Лешева; «Из боевых картин» красноармейца Молькова, «По застенкам Колчака» Ф. Вдовина, «Тяжелый крест» Б. Гурьева, «Дезертир» Н. Топазова. Одна из постоянных авторов газеты, и по видимому член редакции, писавшая под псевдонимом «Чужая» поместила набросок «Перед боем».


ЛЕШЕВ
Пролетарская воля

Пролетели года, когда в рабстве народ
Отдавал весь твой труд господину;
И настала пора, наступил новый век –
Мужика не сочтут за скотину.

Эх ты волюшка-воля,
Пролетарская, могучая,
Свободная ты воля, ты воля.

Цепи рабские разом порвал он на век;
Развернул он могучие плечи,
И затеял с свои вековечным врагом
Беспощадные, грозные сечи.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Пролетели года, когда мысли людей
Создавали богов легионы;
Наступила пора благородных идей,
Тех, что ценят людей миллионы.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Наступили года – разлетелися в прах
Все цари, кровопийцы, тираны…
И народ трудовой врачевать начал сам
Нанесенные сворою раны.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Вместо ложных богов он построил в душе
Идеалы Свободы и Братства:
И друг другу везде помогать начал сам
Уничтожив тиранов пиратства.

Эх ты волюшка-воля и т.д…

Зазвучи же сильней… Ему новый гимн спой
Ты, народная звонкая лира.
Свергнув в пропасть навек и царей и богов
Должен быть он Владыкою мира.

Эх ты волюшка-воля,
Пролетарская, могучая,
Свободная ты воля, ты воля.



Рабочий П. ДРИНОВСКИЙ
Рабочему

Кем был покинут, и кем был оставлен.
Кем был заброшен ты в темную глушь?
Вечно нуждою злой, горькой придавлен,
Вечно терпел ты и голод и стуж.

Был ли порочен ты? Кем то наказан?
Что тяжкую кару нес много веков…
Был весь истерзан, изнурен, измазан…
И потом кровавым облит от трудов.

Какою же крепкой ты цепью прикован
К избушке был черной, дырявой, гнилой?
Ходил ты угрюмый и вечно оборван.
Гонимый проклятою долею злой?

Ты вечно работал и вечно трудился,
И жизни не видя, в могилу сходил:
Лишь сердце болело, но все ж ты крепился,
Надеждой и верой одною ты жил.

Под солнцем великим повсюду скитался,
И чуял его лишь ты знойный припек.
Садилось оно, - изможденный валялся
Не знал, что есть светлый у жизни денек.

И вот и дождался, страдалец безвинный,
И праздник великий пришел и к тебе…
Деспот-вампир твой повержен бесстыдный,
Придавлен лежит на сырой он земле.

Врата широкие к жизни открылись,
Видишь, как светят красиво огни.
К счастью, к любви! Твои дни озарились,
Слышишь ты гимн свободной земли!


ДИКИЙ РЕДАКТОР
На подводах

Снова подводы… Опять едем долго.
Снова «работа», как будто без толку…
Но почему будто весел подводчик,
Бодро везет и крестьян и рабочих…

- Сын возвратился от белых намеднись,
Ноченькой поздней, как раз в воскресенье.
Правда: голодный, усталый, раздет…
Все же как будто увидели свет.

Все таки поле засеяно дома,
Плакались больно мы Богу давно ли?
Что там подводы – куда уж устали,
Но разве свободу мы даром достали?..

Веселы мы – уж бегут Колчаки
Плетка не бьет уж рабочей руки:
Скоро конец, скоро отдых крестьянам
Время поправки в хозяйстве изъянам.

Смело вперед! Уж недолго осталось.
Вся Колчаковская свора распалась!
Даром уж пыжатся, ровно от силы,
Все генералы «Великой России».


ПАВЛИН
Пробуждение

День встает багрян и пышен,
Долгой ночи скрылась тень;
Новой жизни трепет слышен,
Чем-то бодрым смотрит день.
С сонных вежд стряхнув дремоту,
Бодрой свежести полна,
На защиту уж пошла
Пробужденная страна!
Так торжественно прекрасно
Блещет утро на земле;
На душе светло и ясно
А все помнится о зле.
Об истекших днях страданья,
Об утрате многих сил,
Скорбных муках ожиданья
И безвременных могил.
Благо всем, ведущим к свету,
Снявших гнет оков с раба,
Дню вчерашнему забвенье,
Дню грядущему привет.



Красноармеец М. ХАПУГИН
Завод Миасс

Между гор, кругом в лесах,
Завод раскинулся в долине:
Частью в елках, часть в соснах,
Частью в холмах и на равнине.

Богат и славен приисками.
Завод на золоте стоит
И окруженный весь лесами,
Своею роскошью блестит.

Все замерло при сильном бое,
Затих завод, нигде ни слова
Теперь опять уж нет покоя,
Завод стремится к жизни снова.

Вчерашний день, весьма наглядный:
Завод был сильно оживлен,
И даже житель заурядный
Невольно был всем удивлен.

Той простоте всех обращений,
Сплоченности народных масс
Что нет нигде подразделений
В свободной армии у нас.

Приличный сад, с красивым видом,
А рядом пруд, темна вода.
И по инстинкту, мимоходом,
Забрел случайно я сюда.

Взглянуть на ширь и на простор,
На лепку маленьких террас,
Услышал шумный разговор,
Сплотившихся народных масс.

При свете солнечных лучей
Блистал обширный, дикий пруд.
И для кого? Для богачей
Затрачен был рабочий труд.

А в это время гул сливался,
Шли в сад резервы пополненья,
Здесь каждый жизнью наслаждался,
Ища, как все, здесь развлеченья.

Герои армии труда,
С достоинством и честью славы.
Шли прямо взводами туда
Для развлечений и забавы.

И здесь не то, что в оны годы
Когда-то было при царях.
Не встретишь образ толстой морды
И городового во дверях.

Прошли те времена тиранства,
Прошел период злых времен,
Теперь есть равенство и братство;
К свободе смело мы идем.


«Красные звоны», № 3 от августа 1919 года.

1 «Ваньками» в просторечии назвали городских извозчиков.
2 Из-за повреждения газетного листа некоторые слова не читаются (прим. составителя).

Поэзия в уфимской газете «Большевик», издававшейся с сентября 1919 года.
Старше - да, мудрее - вряд ли ...
janinas
Свице Я. «…В ожиданьи лучшей доли». Поэзия в уфимской газете «Большевик», издававшейся с сентября 1919 года. В серии «Антология русской поэзии Башкортостана XIX – начала XX вв. // Истоки. – Уфа, 2018. - № 45 (7 ноября). – С. 6-7.

Янина СВИЦЕ

«…В ожиданьи лучшей доли»
Поэзия в уфимской газете «Большевик», издававшейся в Уфе сентября 1919 года.


В Национальном архиве Республики Башкортостан сохранилась подшивка рабоче-крестьянской газеты «Большевик», в электронном виде ее номера так же размещены на сайте Национальной библиотеки Республики Башкортостан.
После окончательного установления советской власти в городе и крае, эта газета являлась органом Уфимского губернского комитета Российской коммунистической партии (большевиков). Ее контора и редакция размещалась на улице Соборной (сейчас Театральной, до этого Я. Гашека) в типографии № 1. Первый номер вышел 25 сентября 1919 года, ответственным редактором издания был Ф. Дингельштедт, в редакционную коллегию входил он и А. Шуб.
В российском революционном движении известен Федор Николаевич Дингельштедт (1890-1943), происходивший из дворян, член РСДРП с 1910 г. Был участником Февральской революции, членом Петроградского комитета большевистской партии, занимался агитационно-пропагандистской работой среди кронштадтских матросов. В нач. 1922 г. - зав. ОРГО ЦК Компартии Туркестана, в 1924-27 - ректор Лесного института. С 1923 г. один из руководителей внутрипартийной левой оппозиции в Ленинграде. Неоднократно арестовывался и умер в Темлаге в 1943 году. О том, что Ф.Н. Дингельштедт в 1919 -1920 годах работал в Уфе сведений мне не найти не удалось.
Можно обратить внимание на то, что в «Большевике» печатался автор под псевдонимом «Дед Николай». В большом стихотворении «Октябрьский восход» опубликованном в праздничном номере от 7 ноября упоминается Уфа «…Из Уфы и из Сибири все крестьянство сознает». Можно предположить, что он или жил в Уфе или был как-то связан с нашим городом. Так же были напечатаны стихотворения Николая Дингельштедта по стилю похожие на произведения Деда Николая. И все они несколько нетрадиционны для уфимской большевистской печати тех лет. Не так революционно-фанатичны, не так агитационно-прямолинейны как, например, стихотворная продукция, печатавшаяся Политотделом 5-ой армии. Отцом большевика Федора Дингельштедта был плодовитый петербургский поэт, прозаик, драматург, журналист, отставной капитан лейб-гвардии Московского полка Николай Федорович фон Дингельштедт. Родился он в 1852 году, точная дата смерти не установлена (умер после 1916 года). Был автором сатирических, а так же незамысловатых почти лубочных произведений, ставших популярными у городских обывателей (прислуга, приказчики, чиновники, купцы), соответствующих кругу их интересов, и уровню понимания. Одним из многочисленных псевдонимов Николая Дингельштедта был «Энде». В газете «Болшевик» было напечатано стихотворение автора «Энде». Но, пока все это только самые предварительные предположения.



ДЕД НИКОЛАЙ
Рабоче-Крестьянский союз

Пеклись монарх и власти
Крестьянина о том,
Чтоб он не ведал сласти
И жил вполне скотом,
Чтоб изнывал рабочий
Снаружи и внутри,
Чтоб лишь смыкал раб очи
Часа на два, на три…

Но власти те слетели
Стал Керенский царить;
С буржуем в этом деле
Стал дружно все делить.
Боязнь крестьянской дружбы
С рабочим он имел,
И для буржуйской службы
Поссорить их хотел.
Хотел он чтоб солдата
Смел вовсе внешний враг,
Чтоб свет был для богатых,
Для бедных – прежний мрак…
Какая ж вероятность
Быть красной вновь заре?

Но… вышла «неприятность»,
Большая в октябре…
И власть попала в руки
Рабочих и крестьян:
Совет унял их муки,
Буржуям дав… изъян!
Тогда эсеры правый
И левый, с кулаком –
Буржуем в сельских нравах –
Рабочих с батраком.
Крестьянином беднейшим,
Ввести хотели в рознь;
Был результат сквернейшим,
И рушилась их кознь…

Союз с рабочим земледельцев,
Как бедняка, так средняка,
На ужас бывши их «Владельцев»,
Растет! Победа их близка!


«Большевик». № 2, 28 сентября 1919 года.



ДЕД НИКОЛАЙ
Кулацкое житье

Солнце глянуло по улице…
Кто с женой еще милуется,
А встают в избе другой;
Люд еще полунагой…

У иных же трубы курятся,
Получила корму курица:
У нее тревожен взгляд –
Все зовет своих цыплят…

А цыплята, частью проданы,
Богачам к обеду поданы –
Хорошо жить кулакам,
Плохо – только беднякам…

Кое где уже молодушки –
Белогрудые лебедушки –
Ставят в печку кашку, щи:
В бедных лени не ищи.

Но кулак из царства сонного
Не ушел… Кваску лимонного
Ждет! Подать должна сноха –
Так далеко ли до греха?

А его давно ждут лошади;
На дворе, большом, как площади,
Строят хлев в три топора –
Начинать дела пора!

«Обороты» со скотиною…
Мед купил по шесть с полтиною,
А продаст по сорок пять.
С хлебом дело есть опять.

От нужды мука спускается –
По полсотни пуд считается,
А ему сот пять за пуд
На базаре все дадут.

Тоже – «овощ огородная»…
Что ему нужда народная?
За царя и за попа
Он стоит – «толпа глупа».

Вот он едет за «работами»,
Сын сноха – пред ним с заботами…
Хоть в тюрьме быть должен он,
А народ ему – поклон.


«Большевик». № 5, 9 октября 1919 года.


ЭНДЕ
Сатана там правит бал

На дону люд боевой
Славит идол свой военный;
Рад казачьей головой
Лечь на жертвенник священный.
Очень ревностно галоп,
В умиленьи, сброд казачий,
Генерал и даже поп
Пляшут с миною собачьей…
И ликует сатана:
«Вот какие времена»
Встарь казак был сын свободы, -
Ныне сделался рабом:
От него хотят уроды,
Чтоб он бил им в землю лбом.
И, послушный им, на брата,
На свободу в лютый бой
От ведет чтя рабство свято,
Злату жертвуя собой…
А злодеям сатана
Руки жмет: «Русь спасена!».


«Большевик». № 7, 16 октября 1919 года.



ДЕД НИКОЛАЙ
Октябрьский восход 1917 – 1919

Родилась на Руси идея
В приснопамятном году*
Фабриканта-лиходея
Свергнуть как врага труду.
Лиходей сбирал доходы.
Сладко пил и жирно ел;
Летом ездил он на воды.
Никого знать не хотел…
Пожелали, при Кровавом,
Ту идею воплотить:
Был Совет, но… прежним «правом»
Можно было все убить…
В силу этого, Советы
Появилися потом,
И разлилось море света –
Шире, глубже в каждый дом.
Власть к Рабочим Депутатам
Угрожала перейти;
То не нравилось богатым, -
«Надо стать им на пути!».
И к войне воспламенела,
Буржуазии вся власть,
Чтоб забрать ей Дарданеллы
И попользоваться всласть
Соглашатели, обманом,
И эсер, и меньшевик
Обвели народ туманом, -
«Не надежен большевик!»
В революцию, сначала,
Потому большевиков
Средь советских было мало –
Много ж было их врагов.
И вот, Керенский с другими,
Ставя бедным тормоза
Обещаньями благими,
Им пускали пыль в глаза…
Часть земельных Комитетов,
Мнивших бедным землю дать
В силу этих всех «обетов»,
Под арест велели взять.
И крестьянам землеробам
Стало ясно: эта власть,
Как пристало то «особам»,
Заберет самих их в пасть.
Тут пошел войной Корнилов
С офицерством, в Петроград, -
Чтоб помещиков к кормилу
Власти ставить без преград…
Против них пошли все дружно
И прогнали скоро вон,
Но лишь стали мы не нужны, -
Изменили с нами тон.
И политика обмана
Начала опять расти
Но рабочих вновь туманом
Не пришлося обвести:
В них развилося сознанье,
Вера в мощь большевиков,
Чтоб в советские собранья
Их избрать для дельных слов…
Но когда – назад два года –
Власть ушла к большевикам,
То причина для похода
Дал сей факт меньшевикам,
И они с эсерским роем
Угрожали как могли,
Что солдаты тут – из строя –
Нас сметут с лица земли…
Обещанье «учредилки»
Снова Керенцев дала.
Чтоб, при этом, все цидилки
Отвели глаза от зла.
Потому народ рабочий,
Ставши к власти на пути,
Вдруг решил, что покороче –
На Советы перейти.
Был объявлен, первым делом,
Договоров тайных ряд,
И поступком этим смелым
Был народ доволен, рад.
Договоры эти в «Царском»
Были все заключены
В интересе только барском, -
Ликовали и «чины»…
В довершение – Советом
Был объявлен результат
Перед всем буржуйским светом
(Тот был этому не рад):
Ради всех буржуев выгод
Воевать Русь не должна,
И единственный тут выход –
Прекращается война!
Предлагается всем странам
В перемирие вступить,
Дал предел смертям и ранам,
Больше кровь земле не пить!

И рабочие всесвета
Были тем поражены,
Убедясь, что власть Совета –
Всей душой против войны.
Тут грабители германцы
Собрались на «дело» в Брест
Русь ограбив, бросит шанцы,
На войну поставить крест…
Но они ж и пострадали
От Антанты грабежа:
Договор такой им дали –
В пол Германии межа!
Тут рабочие повсюду,
Раскусив своих «господ»,
Убедились, что зло люду
Все идет от их «забот».
Офицеров диктатура,
Зверства дикие и гнет –
Все противное натуре
Снова к рабству лишь ведет.
Из Уфы и из Сибири
Все крестьянство сознает:
Нет насилий пущих в мире, -
Чем несет Колчакский люд.
Потому что рухнут разом
И Деникин и Колчак
Вспыхнет все, как под Кавказом,
В трусе вызреет смельчак!
Власть помещика, кадета,
В коих ложная есть честь,
Власти мирного Совета
Кто же может предпочесть?
За границей люд рабочий
Очень мало ныне спит:
Говорят, он дни и ночи,
За Советов власть кипит:
И наступит всюду скоро
Царство честного труда, -
Богачей же хищных сворам
Не царить в нем никогда!
Да, погиб порядок барский,
Ноября нам день седьмой –
Красный праздник пролетарский
Дал победу над бедой.


* 1905 г. (примечание редакции).


Г.
7 ноября 1919 г.

Нынче праздник, праздник света,
Праздник флагов и огней
Праздник братского привета
В память сброшенных цепей!

Нынче – день рожденья Воли!
Встретим этот юбилей
В ожиданьи лучшей доли
С блеском праздничных огней!

Вспомним тех, кто жертвой пали,
Добываю Волю вам.
- Спите мирно, вы устали,
Отдохнуть уж время вам!

Мы явились вам на смену,
Славно павшие бойцы!
Протараним рабства стну!
Мио воздвигнем из войны!



Н.
Ермил Мироедов

У Ермила хлопот полон рот
И великих кулацких забот;
Ум за разум заходит порой.
Злится, охает, сам он не свой.

От пирушек остались мечты,
Ему темною ночкой не спится;
Угнетатель и враг бедноты,
С Революцией он «не мирится».

Опротивел ему белый свет;
Нет почтенья от бывших рабов;
И куда не пойдет – все Совет –
Комитет из одних бедняков.

Нет защиты купцу, кулаку,
Каждый землю свою обсевает;
Отказались работать ему,
И доходность Ермилушки тает.

Убежали помещик с попом
Верой-правдой служить Колчаку:
И мерещится сладостным сном
Счастье жизни былое ему.

Что бы хлеб не попал беднякам
И солдатикам Армии Красной,
Прячет хлебец Ермил по ночам,
Но труды мироеда напрасны!

Зорким оком голодные следит,
И совет пролетарский не спит;
Он пощады не даст кулакам,
Спекулянтам народным врагам!

Реквизиция будет в ответ
Саботажникам власти Советской;
Поклонится Ермилу, нет, нет,
Не пойдем мы с покорностью детской.

Разобьем все мечты у него
На возврат Колчаковской дубинки,
Не заставишь из нас никого
Петь под звук буржуазной сурдинки.

Бедноте и рабочему враг,
Он в душе нам читает проклятья,
Его бесит кровавый наш флаг,
Колчаку простирает объятья.

Словно гад из норы выползая,
Он шипит подколодной змеей,
Власть Советов клеймя, порицая,
С целью гнусною тайной своей.

Все усилья направим к тому,
Чтоб словить, обнаружить гадюку,
Чтоб нельзя было гаду сему,
Колчаку протянуть даже руку.



Николай ДИНГЕЛЬШТЕДТ
Свет и буря

Два года сверкают зарницы,
Прорезав унылую тьму,
Кладя ее власти границы,
Как солнце расплавив зиму.

Два года мы видим сиянье,
Что Русь озаряет собой,-
Низвергнуто гнета влиянье
В стране, бывшей царской.

Уже воцарилась свобода,
Гоня своих лютых врагов.
Хоть буря все этим два года
Ее бьет в виду берегов.

Друзья ее бодрствуют телом,
Два года, и духом своим,
И ночью все заняты делом,
Чтоб с бурею справится им.

Есть признак стихания бури –
Надежда, что третий то год,
Под пологом мирной лазури
Закончит усталый народ.


«Большевик». № 14, 7 ноября 1919 года.



Из оперы «Колчаковщина»1

Деникин (пьяным голосом)

Грозят мне гневом с выси лица –
То ангелы, иль черти?
Внизу же трупы, черепа,
Стоят пока две виселицы –
Все атрибуты смерти…
Но я привлек к себе попа.
С ним черти мне не страшны
Перегрызем им глотку!
Ангел тот – наивен глуп…
С попами я запрусь хоть в башню,
Пить буду с ними водку –
Ее здесь много, я не скуп!


Деникин (спохватившись)

Ах, да!
Не помогают их молебны!
Поют нам с жаром гимн хвалебный,
Поют себе, ревут поют,
А нас под пенье их все бьют!


Колчак (расслаблено)

Ужель тебе не надоело
Быть ежедневно битым?
А я гляди совсем разбит.
Болят ужасно кости, тело…
Ты пьян, - мне ж быть бы сытым!
Попов же выгнал – весь синклит.



Н. БАБКИН
Дезертиру

Ах, товарищ, зачем ты сложил
Пред врагами позорно винтовку?!
Ведь сознательно тем объявил
Ты родимой семье забастовку.

Не за царский чертог воевать
Нас зовет трудовая Россия,
А свободу и честь отстоять
Посылали друзья и родные.

Ты, с падением власти царя,
Стал хозяин Республики, воин,
Был свободы и чести достоин,
Месью бурной к буржуям горя.
Был защитник свободы святой…
Мы молили тебя о терпеньи,
Но покинул ты полк боевой
И вернулся в родное селенье.

Уж не рано ли взялся за плуг,
С поля битвы позорно бежавши?!
Не пришлось бы раскаяться, друг,
Тебе, годик-другой обождавши?!

«Люди-братья»… Ты правду сказал –
«Тот не прав, кто людей убивает!»…
За кого же того ты признал,
Кто свободу казнит и терзает?

От природы доверчив и прост,
Оправдал ты шпионов обманы:
Вдруг оставил без смены свой пост,
Позабыв кровь товарищей, раны;

Все поймешь, как буржуи за труд
И за хлеб тебе цену назначат,
Но уж силы твои не возьмут,
Только очи в бессилье заплачут!

Ты поступком своим доказал,
Что предателем стал для свободы
Белым бандам помощником стал
И врагом трудовому народу.

Все поймешь если белой ордой
И царем край родной полонится,
Да страданье и горе с нуждой
Будут в избу к народу ломится.

Долг исполни, недавний герой,
Перед бедным трудящимся миром:
Ты вернися в тот полк боевой
Из которого шел дезертиром.


«Большевик». № 22, 4 декабря 1919 года.



ДЕД НИКОЛАЙ
В развалившейся усадьбе

Насвистывает ветер
Унылый свой мотив,
И чей то воет сеттер
Под сенью старых ив…
Хозяин в школе жеребячьей
Окончил полный курс наук,
Но ум от них слепой, не зрячий:
Любовь к народу мертвый звук…
А в школе все его «цукали»,
И он затем других «цукал»,
Своею шашкой острой стали
Он на пирушках бил бокал…
С утра пил водку он «до змея»,
А к вечеру и «до слонов»;
Работать вовсе не умея,
Достиг за что-то он чинов…
Но нажил вместе с тем на службе
Себе подагру, ишиас.
Попал под суд он, но по дружбе,
Уволен только был в запас.
Хотел жениться он, но свадьбе
Бог состоятся не привел,
И в развалившейся усадьбе
Торчит былой владелец сел…
Душой давно стремится к белым,
Чтоб с ними грабить, убивать,
Но он бежал раз перед делом,
Да не пускает и кровать…
Лежит на ней в своей болезни;
Нет за душою ни гроша…
Убить себя – куда полезней,
Но жизнь и тут все хороша.
И все насвистывает ветер,
Печальный, грустный свой мотив,
И воем спрашивает сеттер:
«Зачем ты здесь, все прокутил?».

«Большевик». № 25, 23 декабря 1919 года.



Николай ДИНГЕЛЬШТЕДТ
Музы жизни

Свобода радостно охватывает душу:
Приветствую святые времена.
Смерть, может быть, близка,
Но я ее не трушу, –
Не к рабству же меня ведет она.
Есть, к счастью, у меня три верные подруги
Всегда – надежда, вера и любовь –
Целебны для души их нежные услуги;
От них и тело молодеет вновь…

Надеюсь крепко я на торжество свободы:
Прольется свет ее по всей земле;
Везде умчатся тягостной неволи годы,
И гады рабства скроются во мгле…
Надеюсь я на вечный мир повсюду:
Он жаждется людьми уже давно;
Хотя твердит иной, что то подобно чуду,
Но… многих тайн познать нам не дано…

Я верую, что правда всюду одолеет,
Что возвеличат всех борцов ее,
Что их судьба за правду возлелеет,
И кровь людей не будет пить земля.
Уверен я, что люди в жизни будут равны:
Средь них не будет высших никого,
Что все своей работой только буду славны,
Но наживать они не будут ничего.

Люблю я всех людей, особенно несчастных,
Здоровье положивших на борьбу,
Страдавших в юности от произвола властных,
Которые разбили их судьбу…
Люблю борцов и за свободу в наше время,
Идущих беззаветно на врага,
Которым все лишения войны не бремя…
Их жизнь для всех должна быть дорога.


«Большевик». № 27, 4 января 1920 года.


1 Подписи к карикатурам на Колчака и Деникина. Автор стихов не указан
2 Видимо намек на то, что хозяин усадьбы окончил привилегированное Николаевское кавалерийское училище, выпускники которого как правило выходили в гвардию. Недоброжелатели называли его: «жеребячий пансион», «refugium asinorum (убежище ослов)».
3 Цук – традиционная для военных училищ система неуставных взаимоотношений между старшим и младшим классами (курсами).